Домой Россия Что это за вой на болотах, Бэрримор? «Вирусологи» из соцсетей перековались в...

Что это за вой на болотах, Бэрримор? «Вирусологи» из соцсетей перековались в «религиоведов»

9
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Что это за вой на болотах, Бэрримор? "Вирусологи" из соцсетей перековались в "религиоведов"

После освящения Главного храма Вооружённых Сил России в соцсетях поднялся настоящий вой. Величественное сооружение пытаются облить грязью все кому не лень: его ругают и за "мрачный" цвет, и за архитектуру, и за изображения на мозаиках, и за трофейное оружие, переплавленное в ступени. Вот только главный смысл возведения этого храма от многочисленных критиков ускользает.

В минувшее воскресенье Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил долгожданное освящение Главного храма Вооружённых Сил России – самой грандиозной постройки последних лет. Храм стал четвёртым по величине в России и пятым в мире среди православных церквей. Его открытие приурочили к 75-летию Победы нашей страны в Великой Отечественной войне. Сама его архитектура буквально пронизана символами: звонница высотой 75 метров, главный купол диаметром 19,45 метра в память о годе окончания войны, высота малого купола – 14,18 метра (1418 дней длилась Великая Отечественная). Ну и оригинальность постройки и продуманность деталей поражают воображение.

Но в нашей стране, увы, строительство любого храма сопровождается яростным недовольством определённой публики. «Не стройте храмы, стройте больницы! Оставьте нам наши скверы! Идите раздавайте деньги бедным!» – такого рода аргументами обычно подкрепляют это недовольство. «Храмоборцев» обычно совершенно не смущает, если где-то построят очередной торговый центр, перекроив для этого очередной сквер и «вбухав» в это космические суммы. Но вот новые храмы почему-то вызывают настоящее беснование.

Не стал исключением и Главный храм Вооружённых Сил России. Тут всевозможные критики оторвались по полной. Мало того, что храм построили – так ещё и «неправильный» во всех смыслах. И цвет не такой, и мозаики не такие, и вообще – «как же можно связывать войну и веру». А тот факт, что на великие сражения русских полководцев благословляли даже святые старцы, а в честь больших побед на Руси всегда устанавливали новые храмы, критики стараются игнорировать.

Чем же не угодил им храм Вооружённых Сил?

Ну, во-первых, внешним видом:

Во-вторых, тем, что присутствовавшие на его освящении люди якобы не соблюдали социальную дистанцию и распространяли коронавирус. И ничего, что число участников церемонии специально было ограничено из  соображений безопасности. Всё равно плохо! Ходят там, храмы освящают, а потом нас несчастных заражают!

Ну и, конечно же, критики упивались новостью о том, что в храме могла появиться мозаика с изображением президента Владимира Путина и министра обороны Сергея Шойгу. И хотя они могли появиться лишь в качестве иллюстрации исторических событий, это сразу же было записано в культ личности и поклонение власть имущим.

Очень лаконично весь этот вой в своём Twitter выразила некая Марина Саакян:

Словом, грязи по поводу открытия и освящения Главного храма ВС вылито достаточно. Каждый пользователь вдруг сделался религиоведом, искусствоведом, историком и теологом в одном флаконе и выдал своё бесценное мнение.

Ну а теперь предоставим слово тем, для кого храм – не просто здание, а вера – не пустой звук.

«Тонкие эстеты всегда будут недовольны»

Известный проповедник протоиерей Андрей Ткачёв, комментируя поднявшуюся в соцсетях волну негатива в отношении Главного храма Вооружённых Сил, не стал вступать в эстетические дискуссии с многочисленными критиками и доказывать, что построенный храм действительно красив. Ведь дело совсем в другом. Смысл его – в возвращении к дореволюционному ещё пониманию армии, которое складывалось в нашей стране веками.

«Все полки и соединения русской армии до революции всегда имели свои храмы и приуроченные лично к ним праздники. Не было у нас безбожной армии. И построенный армейский храм России – это возвращение. Очевидно, туда будут приводиться военнослужащие частей, дислоцированных в Москве и Московской области. И мне кажется, это очень хорошо. Если вера и молитва войдут в жизнь нашей армии, это оказало бы очень облагораживающее действие на всю молодёжь и офицерство. Это сняло бы много проблем и превращало бы нас потихонечку в тех, кем мы должны быть. Из этого непонятного космополитического географического явления без роду и племени – в Русь, православную Русскую державу», – сказал отец Андрей в эфире Царьграда.

А что касается критики в соцсетях, то здесь протоиерей Андрей Ткачёв был лаконичен:

«Наши соцсети – это вентилятор, который намётываемое разбрасывает. Это такие короеды. Когда они радуются? Разве что когда у соседа корова сдохла. Поэтому разговоры эти надо заканчивать. Тонкие эстеты и политически ангажированные люди всегда будут недовольны».

«Попытки вбить клин между Церковью и армией»

А вот руководитель религиозной редакции Царьграда Михаил Тюренков уверен, что нынешняя «антицерковная вакханалия», развернувшаяся против храма Вооружённых Сил, направлена на то, чтобы максимально разъединить Церковь и армию.

«В данном случае важно отделять вполне допустимые вопросы церковно-эстетического рода от поистине богоборческой антицерковной вакханалии, объектом которой стал теперь уже освящённый Главный храм Вооружённых Сил России. Лично для меня очевидно, что последняя направлена на то, чтобы попытаться вбить клин в отношения Армии и Церкви, символом единства которых становится этот храм», – считает Михаил Тюренков.

По его мнению, нынешние храмоборцы используют те же аргументы, что и их идейные предки в 1920-1930-х годах, когда в России были закрыты и разрушены до основания тысячи православных святынь, а их служители оказались в тюрьмах и лагерях. Да, сейчас противники Церкви выступают в основном с либерально-гуманистических позиций, но ведь и большевики начинали «отнюдь не с призывов разрушить как можно больше храмов и расстрелять побольше представителей «черносотенного духовенства»».

Именно прививкой от подобной трагедии, которую наш народ уже пережил в прошлом веке, должно стать максимально широкое соработничество Церкви и всех государственных и общественных институтов, включая армию. И пример возведения Главного военного храма в подмосковном парке «Патриот» – очень значимая, хоть и далеко не единственная часть этой большой работы,

– заключил Тюренков.

Конечно, в ответ на критику Главного храма Вооружённых Сил России можно было бы в очередной раз рассказать и о его культурно-историческом значении. О том, что над ним трудились лучшие современные художники, академики Российской академии художеств, зодчие, мозаисты, керамисты, скульпторы. О внимании к традициям Владимиро-Суздальской Руси и соединении их с современными решениями. Об иконах XVIII-XIX веков, представленных в киотах храма. Но разве будут слушать об этом те, для кого строительство храма – это исключительно «распил средств», «культ личности», «абсурд», «поклонение войне» и так далее? Увы, для них бессильны любые аргументы.

Мы же, православные люди, не будем поддаваться тем, кто ругает храм Вооружённых Сил за необычный внешний вид. Будем помнить главное: храм – это прежде всего место молитвы, а не памятник архитектуры. И что у наших военных теперь есть такое место – это прекрасно.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here