Домой Россия Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

3
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

Член Госдумы Оксана Пушкина из «Единой России» и сенатор Галина Карелова из той же партии готовят закон «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ», способный начать в российских семьях настоящую гражданскую гендерную войну

В нашей стране не существует никакой проблемы специально «семейного насилия». Всякое насилие у нас наказывается соответственно законодательству, если подпадает под уже существующую ст.116, ч.1, УК РФ (побои), – до 2 лет лишения свободы. А также под ст.6.1.1. КоАП РФ, по которой проходят декриминализированные побои, не приведшие к ущербу здоровью, но наказываемые штрафом, административным арестом или обязательными работами.

Нет никаких и постоянно поминаемых в СМИ 14 тысяч «убитых» мужьями-«тиранами» женщин. Эти фейковые цифры распространяются такими сомнительными центрами, как «Анна», являющимися иностранными агентами в РФ.

В нашей стране есть агрессивная группа гендерных активисток, которым хочется развязать настоящую межполовую войну в наших семьях. Оксаны Пушкины, Галины Кареловы и некоторое количество подобных активисток псевдозащиты женской свободы никак не могут успокоиться после декриминализации отдельных конфликтных ситуаций в семье.

Они чувствуют, что сфера их информационного пиара значительно сузилась. Внимание к ним упало. Им нужна маленькая победоносная гендерная война, в процессе которой они хотят протащить в наше законодательство грубое вмешательство репрессивной системы государства в семейные дела.

Терминология их законопроекта, так как он освещается в СМИ, – это терминология войны. «Агрессор», «охранный ордер», «жертва», «домашнее насилие» – всё это термины военных гендерных действий, способы углубления внутрисемейных конфликтов, санкционирования чрезмерного вмешательства государства в семейные дела и создание дополнительных коррупционных соблазнов для наших правоохранительных органов.

Бесконечные реформы, взаимоисключающие законы – это то, что ослабляет наше общество, наше государство. А теперь может внедриться и в наши семьи.

Идеология гендерных войн

Активистки гендерных войн убеждены, что наши семьи – это самые опасные места для женщин и детей. Семьи позиционируются всё больше как центры насилия.

Это очень похоже на марксистский взгляд. Такое ощущение, что воинственные активистки всё это вычитали у классиков марксизма, считавших семьи первыми классовыми эксплуататорскими обществами.

Энгельс так и писал:

Когда индивидуальная семья остаётся верна своему историческому происхождению и когда в ней в силу исключительного господства мужа противоречие между мужчиной и женщиной приобретает ясно выраженный характер, эта семья даёт нам в миниатюре картину тех же противоположностей и противоречий, в которых движется общество, разделённое на классы со времени наступления эпохи цивилизации, и которые оно не способно ни разрешить, ни преодолеть. Я говорю здесь, разумеется, лишь о тех случаях единобрачия, когда супружеская жизнь действительно соответствует установлениям, вытекающим из первоначального характера этого института, но жена при этом восстаёт против господства мужа.

Гендерные активистки совершенно в духе марксизма воспринимают традиционную семью как место неразрешимого полового конфликта между мужчиной и женщиной. В результате которого «прогрессивная», «современная» женщина обязана восстать против главенства мужа, против традиционной семьи, как пролетариат в марксизме должен восстать против «угнетающего» его общества.

Российский танцор Кирилл Паршаков объяснил ссору с партнершей, своей супругой Анной Гудыно, за кулисами…

И тогда после этого восстания, как продолжает Энгельс, «отпадёт беспокойство о «последствиях», которое в настоящее время составляет самый существенный общественный момент — моральный и экономический, — мешающий девушке, не задумываясь, отдаться любимому мужчине. Не будет ли это достаточной причиной для постепенного возникновения более свободных половых отношений, а вместе с тем и более снисходительного подхода общественного мнения к девичьей чести и к женской стыдливости? И, наконец, разве мы не видели, что в современном мире моногамия и проституция хотя и составляют противоположности, но противоположности неразделимые, полюсы одного и того же общественного порядка?»

Действительно, разрушение семьи, уничтожение понятий «муж» и «жена» приведёт к «идеальным» для марксизма и, видимо, для гендерных активисток внебрачным «свободным» половым отношениям, по типу коллонтаевского «выпитого стакана воды». К смене сексуальных партнёров с такой же легкостью, как смене перчаток.

Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

Фото: W. Scott McGill / Shutterstock.com

Половые активистки, называя мужа «агрессором», а жену – «жертвой», расширительно трактуя «домашнее насилие», вольно или невольно ведут современную семью к общественному краху. К ситуации отказа мужчин и женщин вступать в законный брак как общественный институт, который создаёт юридические и нравственные рамки семейных взаимоотношений. Если эти рамки будут очерчены в стилистике «агрессора», «жертвы», «договора», жёсткого вмешательства государства в семейные дела, то желающих вступить в эту «крепость», в любой момент превращаемую обществом в тюремную камеру с «охранными ордерами» и судебными ограничениями по всякому поводу, вовсе не окажется.

Это и есть настоящая цель всех этих реформ, направленных на то, чтобы «свободные» мужчины и «освобождённые» женщины, не обременённые взаимными семейными обязательствами, «не задумываясь» отдавались бы друг другу, относясь к сексу как к «выпитому стакану».

Антисемейные реформы нужны лишь конкретным людям, делающим на этом себе общественный пиар. Обществу не нужны дополнительные гражданские войны, ещё и внутрисемейные.

Насилие и так наказуемо в нашей стране. Надо только, чтобы уже существующее законодательство работало. Но это уже связано никак не с семьями, а с чисто судебно-правовыми и полицейскими инстанциями.

Всякое насилие – дома, на улице, на работе или в любом другом месте – сегодня наказывается либо Уголовным, либо Административным кодексом одинаково по его последствиям, а не по гендерной составляющей. Карать за насилие надо вне зависимости то того, где оно происходит и кто его осуществляет, именно поэтому никакого специального семейного «уголовного» кодекса и не нужно.

В Японии хотят полностью запретить любые физические наказания для несовершеннолетних. Тема телесных наказаний…

В противном случае гендерный активизм вернёт наше общество к безумным антисемейным сентенциям никогда не жившего семейной жизнью Энгельса. Ведший беспорядочную половую жизнь идеолог марксизма вещал, что «единобрачие появляется в истории… как порабощение одного пола другим, как провозглашение… противоречия между полами» и как «первое классовое угнетение», которое «совпадает с порабощением женского пола мужским…». (Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21).

Гендерный феминизм надо остановить

Авторы предлагаемых законопроектов, если они будут приняты, не остановятся на достигнутом. Как любые революции, такие предложения перманентны и никогда не заканчиваются. То же будет и в области семейных отношений. Агрессивные гендерные активисты обязательно пойдут дальше. Будут углублять свою революционную половую борьбу. Они займутся тем, что начнут проповедовать миф о том, что семья – это место не только насилия мужа над женой, но и насилия родителей над детьми. Прямо по «Манифесту коммунистического движения».

Маркс с Энгельсом более чем откровенно писали о целях коммунизма:

Уничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы возмущаются этим гнусным намерением коммунистов… вы упрекаете нас в том, что мы хотим прекратить эксплуатацию детей их родителями? Мы сознаёмся в этом преступлении…

Активисты центра ″Насилию.нет″ провели социальный эксперимент в Москве. Они сняли на видео реакцию прохожих на…

«Буржуазные разглагольствования о семье и воспитании, о нежных отношениях между родителями и детьми внушают тем более отвращения…». (Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. Соч., т. 4, с. 443-444).

Марксисты называют семью «неофициальной проституцией» и половой эксплуатацией. Современные гендерные активистки говорят о мужской «агрессии» – и обязательно пойдут дальше. Всевозможные «охранные ордера» будут прямо запрещать примирение супругам. А потом подобные «ордера» будут выдаваться и детям. Якобы для «охраны» от воспитания нами, их родителями.

Гражданская война полов: Гендерные активистки против семейных устоев

Фото: Narith Thongphasuk / Shutterstock.com

Современным законодателям надо больше прислушиваться к голосу Церкви (Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства) и многодетных родителей, которые являются значительно более опытными людьми в семейных вопросах, чем гендерные активистки.

Поскольку для одних это многолетняя реальная семейная жизнь со всеми её радостями и сложностями. А для других – лишь информационный повод для политического пиара. Надо уметь отличать добросовестных делателей от волков в овечьих шкурах. Созидателей семей – от их расхитителей.

P.S. Хотелось бы призвать не по разуму ретивых соратников по борьбе, после публикации статьи А. Николаева «Поднял руку на жену – выселят из квартиры» зачисливших Царьград в ряды «врагов России», стараться не торопиться прикладывать свои клейма к нашему изданию.

Согласно положениям статьи 47 закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», журналист (автор) вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Таким образом, мнения и взгляды авторов Царьграда могут не совпадать с точкой зрения редакции.

Мы понимаем, что для «православных сталинистов» поиск «врагов» и «информационных диверсий» – занятие, близкое им по духу. Но хотим надеяться, что помимо «сталинизма» у наших товарищей найдётся что-нибудь и от Православия.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here