Домой Россия Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

2
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

Доклад в рамках конференции на тему «Духовный кризис в русской литературе и революционные потрясения XX века», прошедшей 28 октября в Издательском совете Русской Православной Церкви под председательством митрополита Калужского и Боровского Климента

Жена знаменитого писателя Ивана Бунина в своём дневнике очень жестко отвечала на вопрос, почему она ненавидит революционеров:

Есть в них какое-то скопчество, какая-то бесчувственность. Ты вспомни их лица. Кастраты! Переделывают жизнь те, кто ни черта в ней не смыслят, кому любить не дано. Ведь это как с женщиной, если любишь, так вот – всю, со всеми её слезами, истериками, с толстыми ляжками. А эти любят идеал, идею. Го́спода подправляют.

Признаюсь, я тоже сильно не люблю революционеров. Но не люблю их, как это не покажется странным, тем же спокойным светлым чувством, с которым генерал из соловьёвских «Трех разговоров», вел своих солдат в бой. Турецкие нелюди, поиздевались над беззащитными армянскими христианами: насиловали, резали, распинали и сжигали детей на глазах обезумевших матерей. Генерал нагнал и уничтожил башибузуков «из шести чистых, непорочных стальных орудий, самою добродетельною, благотворною картечью», считая это дело единственным по-настоящему добрым делом в своей жизни.

Россия и русские. Когда Россия устроится как государство? Место национализма в имперской идеологии….

Соловьёвский генерал описывает своё внезапное «просветление» и «полное нравственное удовлетворение», когда он хладнокровно вывел, своим военным искусством, эти варварские толпы на беспощадную картечь русских орудий и произвёл скорый земной суд над этими садистами. Борьба с настоящим метафизическим злом и ощущение помощи Божией это и есть то добро, которое всегда несло русское «христолюбивое воинство» защищавшее правду на земле.

Революционеры наши были подобны тем башибузукам турецким. С той лишь разницей, что они были не азиаты, а по-европейски нравственно одичавшими, и потому ещё более опасными «башибузуками». Опасными своей идейной убеждённостью в нужности и благодетельности своего зла, своей революции.

Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

Фото: Globallookpress

Цивилизационные кастраты и обесценивание России

Да, Господь сказал, что «Мне отмщение, и Аз воздам» (Рим 12:19). И действительно, многие активно участвовавшие в революции, если не покаялись, получили по заслугам ещё на земле. Большинство из них было уничтожено своими же беспощадными товарищами.

Но до того как произвести революцию в России, революционеры, всех мастей, вели многолетнюю Холодную гражданскую войну с русским обществом: в газетах и журналах, в университетских и гимназических аудиториях, в литературных и политических салонах, в масонских ложах и партийных собраниях. Везде они несли свою революционную ненависть. Всю историческую реальность России они хотели не столько переделать, сколько просто срыть до основания, уничтожить.

В чём настоящая свобода для власти и народа? Неограниченность государственного действия в русской психологии….

Революционеры были цивилизационными идиотами, для которых Россия имела лишь отрицательную ценность. Они не понимали, не чувствовали своей тысячелетней Родины, да и не могли в силу самооскаплённости своей души, воспринимать что-либо в России хотя бы с удовлетворением.

Революционеры были цивилизационными кастратами не могшими полюбить реальную Россия, в силу своей мировоззренческой материалистичности и духовной ущербности.

Россия настоящая, реальная, историческая вызывала у них абсолютно неадекватную, какую-то немотивированную, несоразмерную происходящему ненависть.

Предреволюционное состояние Российской Империи, при всей её возрастающей материальной мощи, было всецело разъедено интеллигентской «освободительной идеологией». И современники, за исключением небольшого числа интеллектуалов и по-настоящему духовных людей, не желали знать ничего из того, о чём предостерегали настоящие контрреволюционеры. Их интеллектуальная работа, по признанию их самих, значительно больше ориентировалась на русское будущее, чем на его современность.

Период начала XX века проходил в разгар настоящей Холодной гражданская войны в России, с постоянными переходами в горячие стадии, то террора, а то и широкомасштабных революций. Как в 1905–1907 годах и 1917 году.

Либералы и социалисты одинаково виновны в революции

Красивую фразу в своё время написала Нина Берберова, о русских либералах и социалистах:

Одни хотели мир изменить. Другие хотели мир поправить. Между этими двумя племенами не могло быть смешанных браков.

Языковые войны вокруг русского языка

К сожалению, в реальности дело обстояло совсем не так. Законных браков может, и не было (хотя Прогрессивный блок, объединявший и либералов и социалистов, в IV Госдуме всё-таки был), но сожительствовали они постоянно, находились в близких отношениях почти всегда.

Холодная гражданская война в России велась либералами и социалистами в теснейшем союзе, с распределением между собою ролей. Либералы были началом революционного дела. Легально специализировавшиеся на пропаганде в прессе, в средней и высшей школе. А социалисты были концами это процесса. Нелегально воевавшие с царской властью с помощью террора, экспроприаций и более радикальной пропаганды.

Либералы подтачивали силы русского общества. Вместе с уличными социалистами захватили власть в России. А затем уже социалисты, в одиночку, попытались утилизировать страну до самого основания, не особенно щадя и своих временных попутчиков либералов.

И либералы, и социалисты надеялись, верили в революцию, как в своеобразного мессию, который придёт в Россию и решит все общественные проблемы. Общая вера в революцию создала мощный либерально-социалистический разрушительный союз. Легальная антигосударственная деятельность либералов, давала возможность существованию и деятельности всевозможным социалистам.

Даже и денежные средства давало все то же либерально сочувствовавшее общество. Бюджет «Исполнительного Комитета» народовольцев несколько лет колебался около 5000 рублей ежемесячно. «Конечно, – писал Л.А. Тихомиров, – не студенты давали «на дело» эти 60.000 рублей в год!» (Начала и концы. С. 113).

Ленин умер, КПСС распущена, СССР развален: что вождь мирового пролетариата делает на Красной площади?

В то время когда революционеры убивали правительственных чиновников, либералы – шантажировали революцией правительство и требовали от Государя Императора конституцию.

«Никогда бы и террор – писал Л.А. Тихомиров, – не принял своих размеров, никогда бы он не дошел до своего слепого фанатизма, если бы не было объективной причины, иллюзии в виде поведения известной части общества». (С. 117).

Из «общего миросозерцания» демократической общественности, путем либеральной пропаганды, появляется целый революционный слой, замыкающийся в «партию» и создающий особый мир отщепенцев, готовых к борьбе с остальной нацией. Либерал, почти всегда имевший возможность открыто и легально высказывать свои суждения, готовил себе страшного ученика в социализме, не останавливающимся на личности, на том, что не преодолено либералами по своей непоследовательности в разрушении «старого» мира. Социалисты уже не строят свое общество на чисто психологической основе, как либералы, видевшие в государстве только комбинацию человеческой воли и свободы. На смену индивидуалистическому либерализму шла следующая фаза развития демократического принципа — социализм со своим сверхколлективизмом.

Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

Фото: Scherl / Globallookpress

Революционное движение развернуло Холодную гражданскую войну с Россией

С началом XX столетия революция стала радикализироваться. Террористические акты и экспроприации, производились революционерами тысячами.

Бог и человечество, государство и закон, нация и демократия, человек и атом. Что значимо в истории этого мира,…

В 1901 году был убит министр народного просвещения Н.П. Боголепов. Дальше взорваны министры внутренних дел Д.С. Сипягин (1902) и В.К. фон Плеве (1904), уфимский губернатор Н.М. Богданович (1903), застрелен генерал-губернатор Финляндии Н.И. Бобриков (1904), в течение полугода были убиты двое московских генерал-губернаторов Великий князь Сергей Александрович (1905) и граф П.П. Шувалов (1905), бывший военный министр В.В. Сахаров (1905) и многие другие.

Общее число убитых и раненых в результате террористических актов в 1901–1911 годах было около 17.000 человек (Гейфман А. Революционный террор в России.1894–1917. М., 1997).

«Революционеры берут тем, что они откровенны. «Хочу стрелять в брюхо», – и стреляет. До этого ни у кого духа не хватает. И они побеждают… И победа революционеров, или их 50-летний успех, основывается на том, что они – бесчеловечны, а «старый строй», которого, «мерзавца», они истребляют, помнит «крест на себе» и не решается совлечь с себя образ человеческий». (В.В. Розанов. Опавшие листья).

Человек не рождается свободным. Мифы демократии о свободе мешают России найти свой путь в будущее

Революция это доведённый до логического конца гуманизм нашей доморощенной интеллигенции. С той разницей, что либеральная интеллигенция действовала ядом вольтерьянской пропаганды, а социалистическая – методами разбойной пугачевщины.

Контрреволюционеры дореволюционные: Л.А. Тихомиров, Д.А. Хомяков, В.А. Кожевников, отчасти В.В. Розанов и М.О. Меньшиков, православные проповедники и богословы Св. Прав. Иоанн Кронштадтский, Священномученик Иоанн Восторгов, различные академические учёные и многие другие пытались отвести грозу революции от России. Пытались честно. Многие заплатили своей жизнью за свою борьбу уже после революции.

Но отвести революционный погром от России не получилось, громоотвод контрреволюции не сработал. Высокое напряжение революционного «электричества» прошло по всему телу России.

Удивительно, что до революции ничтожность её целей , её низменность и антинародность, понимали, даже такие странные в духовном плане, люди, как граф Лев Толстой. Он мог десятилетиями ругать Православие, издеваться над литургией (роман «Воскресенье»).

Холодная гражданская война между революционерами и контрреволюционерами: Начало XX столетия в России

Лев Толстой. Фото: Globallookpress

А потом, когда его припирало лично, как в первую революцию, писать следующее: «Убиты тысячи людей, приведены в отчаяние, озлоблены, озверены все русские люди. И всё это ради чего? Всё это ради того, что среди небольшой кучки людей, едва ли одной десятитысячной всего народа, некоторые люди решили, что для самого лучшего устройства русского государства нужно продолжение той думы, которая заседала последнее время, другие, что нужна другая дума с общей, тайной, равной и так далее, третьи, что нужна республика, четвёртые — не простая, а социалистическая республика. И ради этого вы возбуждаете междоусобную войну. Вы говорите, что вы делаете это для народа, что главная цель ваша – благо народа. Но ведь стомиллионный народ, для которого вы это делаете, и не просит вас об этом и не нуждается во всём том, чего вы стараетесь достигнуть такими дурными средствами. Народ не нуждается во всех вас и всегда смотрел и смотрит на вас и не может смотреть иначе как на тех самых дармоедов, которые теми или иными путями отнимают от него его труды и отягощают его жизнь». («Обращение к русским людям, к правительству, революционерам и народу». 1906 год).

Монархия была воспитана, выкована в русской истории как «власть правды», как идеал правильного православного…

Было много интересных «прозрений» о революции. Интересно, например, открытие «перманентности революции» у Василия Розанова, который в этом опередил Льва Троцкого.

«Революция имеет два измерения длину и ширину; но не имеет третьего глубины. И вот по этому качеству она никогда не будет иметь спелого, вкусного плода, никогда не «завершится»… Она будет всё расти в раздражение, но никогда не настанет в ней того окончательного, когда человек говорит: «Довольно! Я счастлив! Сегодня так хорошо, что не надо завтра»… Революция всегда будет с мукою и будет надеяться только на «завтра»… И всякое «завтра» её обманет и перейдёт в «послезавтра»… В революции нет радости. И не будет. Радость слишком царственное чувство, и никогда не попадёт в объятия этого лакея». (В.В. Розанов. Опавшие листья).

Не менее интересно и то, что он давал торжеству революции всего на несколько поколений: «И «новое здание», с чертами ослиного в себе, повалится в третьем-четвертом поколении». (В.В. Розанов. Уединенное). Как оно и произошло в действительности в 1991 году.

***

Вопреки либеральным и советским учебникам революцию сделали в России не бедные и умирающие с голода рабочие. А сытые либералы и социалисты, которых «царская власть» ущемляла в их «свободе» греха, свободе «разрушения» и свободе «неподчинения». Революция свершилась. Контрреволюционная плотина была срыта. Тысячелетний трон пал. И Холодная гражданская война переросла в новое гражданское противостояние, ещё более кровавое и бессмысленное.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here