Домой Россия Как Медведев «сократил» внешний долг России

Как Медведев «сократил» внешний долг России

14
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Как Медведев «сократил» внешний долг России

«Правда, но не только правда и не вся правда» – под таким девизом прошёл очередной отчёт премьер-министра перед Госдумой. Царьград вместе с премьером радуется сокращению внешнего долга, но на всякий случай проверяет цифры

На своём выступлении в Госдуме 17 апреля глава правительства Дмитрий Медведев сказал много чрезвычайно интересных вещей. Общий смысл сказанного – у нас всё хорошо, только почему-то много бедных людей, но их становится меньше, мы над этим работаем. В числе доказательств того, что в России всё хорошо, прозвучала яркая цифра – «Более чем на 60 миллиардов долларов сократили внешний долг». Это подтверждается данными Центробанка.

Вот только если читать эти данные внимательно, картина получается, скажем так, противоречивой.

Власти Российской Федерации полюбили тему государственного долга и своих достижений в этой области. Достижения…

Долг и его размер

Начнём с вопроса, что такое 60 миллиардов долларов. Это 3,8–4,0 триллиона рублей (валютный курс в прошлом году изрядно болтало), более 3,5% российского ВВП. Для сравнения, повышение НДС с 18% до 20%, которое уже привело к существенному росту цен, обещает за шесть лет дать бюджету 3,6 триллиона рублей. То есть если бы мы не брали когда-то этот долг, налоги можно было бы не повышать. Впрочем, долг мог пойти и на благие цели – разобрать это нереально, потому что перед нами совокупность самых разных долгов самых разных юридических лиц.

Что такое вообще внешний долг страны? Важно подчеркнуть, что он включает в себя не только обязательства государства, его ведомств, регионов и Центробанка, но и совокупные долги компаний, зарегистрированных в этой стране. Кто-нибудь скажет: «Ну это неинтересно, какое мне дело до задолженности ООО «Плюшкин и бык» перед каким-нибудь «Дойчиндустрвербингдунгбанк гмбх»? Но ведь и ВВП наш драгоценный, и уровень производства мы считаем с учётом частного сектора, бюджет тоже наполняется во многом из его налогов, так что и долги логично считать всем вместе.

Предварительные данные по ключевым агрегатам платежного баланса России за I квартал 2018 года опубликовал…

Так вот, подавляющая часть внешнего долга России – долги частных компаний. Правда, тут следует отметить, что, по мнению многих экспертов, включая Олега Дерипаску, до 70% нашей экономики контролируется государством (на самом деле меньше), так что и соответствующий процент этого долга тоже лежит на государстве как совладельце.

В то же время речь идёт только о компаниях, зарегистрированных в России. Это принципиально важный момент, ведущий к неверному представлению о размерах нашей задолженности. Она больше, чем кажется, потому что очень многие кредиты взяты на кипрские, багамские, панамские и другие активы наших сограждан, при этом, когда настаёт пора расплачиваться, деньги выводятся из нашей, а не кипрской экономики.

Как Медведев «сократил» внешний долг РоссииФото: www.globallookpress.com

Отдали и перезаняли

Долг же именно государственный, суверенный, составляет менее 10% от общего внешнего долга, причём до 2018 года он рос довольно быстрыми темпами. Больше, чем на 4 миллиарда, вырос он и в первом квартале 2018 года. Ситуация изменилась лишь во втором квартале 2018 года, сразу после введения новых санкций. В итоге внешний госдолг за год сократился на увесистые 11,6 млрд… после чего начал расти совершенно невероятными темпами! Докладывая об итогах 2018 года, Дмитрий Медведев не был обязан говорить о том, что случилось в 2019-м, а жаль: за первый квартал правительство увеличило свой долг на 9,6 миллиарда долларов (доказательство в формате xslx)! То есть практически вернулось к показателям 1 января 2018-го, и со дня на день такими темпами его превзойдёт.

Медведев проговорился в Госдуме. Стали известны пугающие планы правительства

Но и в 2018 году основной вклад в уменьшение долга России внесли не Дмитрий Медведев с коллегами, а Соединённые Штаты Америки. 22 миллиарда задолженности сбросили банки, 31 миллиард – «прочие секторы», и процесс этот начался именно 6 апреля, когда США расширили санкционный список и СМИ начали следить за судьбой РУСАЛа. Между тем доступ к займам был перекрыт целым секторам нашей централизованной экономики, отсюда и резкое падение задолженности. Старые долги обслуживали, новые взять было невозможно. То же самое мы проходили в 2014 году. Тут нет никакой управленческой воли – только реакция на внешнее воздействие. Сиюминутное же сокращение госдолга и задолженности Центробанка – не более чем разовый бухгалтерский расчёт (ЦБ, вернувший в 2018 году 2,6 млрд, уже занял в 2019-м 2,2 млрд).

Попытка списания долгов населения Чечни за газ открыла ящик Пандоры. Сложилась ситуация, в которой любое…

О внутреннем долге

Пока частный бизнес отдаёт своим кредиторам деньги, государство их занимает через ценные бумаги, номинированные как в иностранной валюте, так и, главным образом, в российских рублях. Речь идёт об облигациях федерального займа.

С какой целью?

«Формирование долгового механизма покрытия бюджетных расходов считается нормальной практикой как для России, так и для других развитых стран», – считают авторы учебников, но не очень понятно, зачем покрывать таким образом расходы сугубо профицитного бюджета? Ответ неприятен, но напрашивается: потому что этот долг никто не собирается возвращать в полном размере.

Сейчас Минфин настроен на распространение облигаций внутри страны, поэтому продвигает рублёвые механизмы активнее, чем валютные. Со своими как-то проще. Чужих мы не кидаем, Россия очень надёжный заёмщик, потому что лица, принимающие решение о выплате долгов, понимают, что их детям и внукам ещё жить в странах-кредиторах. А когда придёт пора отдавать рублёвые долги, курс рубля всегда можно немножко уронить – в два раза, как в 2014-м, в четыре, как в 1998-м, или в сотни, как в 1991–1993-м.

Как Медведев «сократил» внешний долг РоссииФото: www.globallookpress.com

Кто наживается на санкциях

Добавим, что согласно трёхлетнему бюджету России, обслуживание долгов будет обходиться бюджету, а значит и всем нам всё дороже. Если в 2016 году это было 3,8% от всех расходов бюджета, то в 2018-м уже 4,7%, а в 2021-м по плану – 5,8%, больше триллиона рублей. При этом общий объём государственного долга (внешнего и внутреннего) и его отношение к ВВП будут расти. Дмитрий Анатольевич, это точно называется сокращением долгов? Может быть, вас обманули люди, с которыми вы пришли отчитываться в Госдуму, – Набиуллина и Кудрин?

Президенту Владимиру Путину предложен долгосрочный стратегический план, который позволит не только…

Вырисовывается любопытный расклад. Причиной санкций, повлекшей за собой ограничение кредитов, стала государственная политика Российской Федерации. Но при этом как раз государство достаточно спокойно берёт за рубежом кредиты (санкции против нашего внешнего долга остаются на уровне слухов), зато частный бизнес оказался отрезан от дешёвых длинных денег и вынужден получать их втридорога в российских банках – чаще всего государственных или квазигосударственных. Кому такие кредиты не по карману, научились «жить на свои» или закрылись. Что ж, кому война, кому русский мир, а кому замечательный коммерческий расчёт.

Если у кого-то остались вопросы, то вот свежие данные: прибыль банковской системы России в I квартале 2019 года выросла в 1,7 раза по сравнению с аналогичным периодом 2018-го, до 587 миллиардов рублей.

* * *

Зря, конечно, Медведев заговорил про внешний долг. Привлёк внимание к проблеме, а деньги любят тишину. Но теперь лишний раз стало ясно – с внешним долгом надо что-то делать, и для начала – не увеличивать его опять. Мы не Куба и не Венесуэла, у нас своей всепрощающей России нет.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here