Домой Россия На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не...

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавируса

28
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавируса

В Новой Москве срочным порядком строят инфекционный госпиталь для борьбы с наступающим на Россию коронавирусом. Но по планам он будет пригоден и для новых вызовов. К тому же российской медицине к ним не привыкать…

Лауреат двух Сталинских премий не нашёл ничего лучше, как трепетно возложить руку на останки индийского брахмана. А после возвращения на родину – художник же! – ночь с любовницей, ночь с женой. Ну, на день позже вернулся из командировки, так вышло, понимаешь, дорогая. Зато – с подарками. Которые и та и другая – советская же интеллигенция! – поторопились обратить в деньги, продав в комиссионку.

А затем – симптомы. За давностию лет после последней эпидемии сразу не разобрались какой болезни. А когда выяснили – было поздно: оказалось, что брахман умер от чёрной оспы. И советский художник сей дар от святого человека принял. Индия, тысячелетия, романтика. А также – антисанитария, тропические болезни, отсталая – 1960 год же! – медицина.

Справились быстро, с изящным напором

Пересказом этой истории ныне полна сеть. Ещё бы! – в самом центре 8-миллионной столицы завёлся очаг смертельной болезни, от которой в романтичные древние времена вымирали чуть ли не континентами! Но власти подавили эпидемию практически мгновенно и с минимальными жертвами. Было задействовано всё и были задействованы все – от творческих союзов, где выясняли, с кем делил умерший к тому времени художник свою музическую гетеру, до КГБ СССР, который разыскал всех, кто контактировал с больным, с его женщинами, с их любовниками и с их подарками, разошедшимися через комиссионки. И с людьми, которые их приобрели. И с людьми, которые контачили с покупателями. И так далее.

На карте мира остаётся всё меньше стран, где отдых в ближайшие месяцы будет гарантированно безопасным. Как…

В общем, установили всех, кто мог хоть теоретически подхватить смертельную заразу. Всех изолировали, всех заболевших вылечили, всех в зоне риска – на всякий случай тоже. И все 8 миллионов населения Москвы привили от оспы. Быстро, слаженно, напористо, результативно. Умерли всего три то ли четыре человека – и то упущенных на том этапе, пока не разобрались в характере брахманского завещания.

И – изящно. Никакой паники, минимум слухов, никакой официальной информации.

Сделали и сделали, нечего вражеским голосам пищу для клеветы подбрасывать.

Тем более что это был не первый такой случай в истории России, когда усилиями мощной государственной машины, с взаимодополняемыми, а не поперёк друг другу встроенными шестерёнками удавалось справляться с весьма серьёзными угрозами.

Взгляд в историю

Как обычно, спасение началось с армии.

Ну, то есть нужно отчётливо понимать, что армия, солдат – сами по себе не опасность и не угроза, а именно спасение. Когда политики доводят свои игры до необходимости продолжения их, словами Клаузевица, «другими, вооружёнными средствами», – именно армия в конечном итоге завершает эти игрища миром.

Но это так, философия. Для того, чтобы явственнее подчеркнуть роль армии в разработке всяческих мер спасения человеческой жизни. Да, сначала, конечно, для собственных солдат. Но затем эти находки приходили и в общую копилку человечества.

Вот, скажем, воевала турецкая армия с нашей в годы Крымской войны. Воевала, как водится, плохо, но главное – раненых своих просто складировала где попало без всякой помощи. Отчего те мёрли, как мухи, а некая английская медсестра, привлекшая к этой проблеме внимание мирового сообщества, стала чуть ли не святой. И только после окончания войны варварский запад потрясённо узнал, что в русской армии на той же войне был Пирогов, который изобрёл анестезию, а заодно организовал и массовую санитарно-эпидемиологическую работу среди военнослужащих. Не говоря уже о том, что медсёстры в севастопольских госпиталях, начиная с Дарьи Севастопольской, быстро стали нормальным спасительным элементом в общей системе спасения раненых.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаБлагодаря усилиям Пирогова были спасены жизни тысячам раненых солдат. Фото: Russian Look / Globallookpress   

Именно в армии состоялось и первое организационное создание санэпидслужбы. В 1904 году в состав дивизий и корпусов были введены штатные дезинфекционные и санитарно-гигиенические отряды. Появились и подвижные инфекционные госпитали. И как потом ни крутила мировая и гражданская война судьбами этих подразделений, именно то, что от них оставалось, и обеспечило поразительное явление: когда в мире целые города (а в Африке – так и народы) вымирали от гриппа-«испанки», в России количество жертв этой болезни было относительно невелико.

Нет, именно относительно, подчеркнул в разговоре с Царьградом один из знающих этот вопрос специалистов, эксперт одного из научных фондов, в силу служебной этики попросивший об анонимности. И, разумеется, это был не единственный фактор, обеспечивший относительно более лёгкое прохождение эпидемии «испанки» по нашей стране. Но ведь и одна спасённая благодаря сложившейся в армии и вокруг неё санитарно-эпидемиологической культуре жизнь – уже немало.

Как бороться с эпидемиями, в России знали всегда

Из той же, кстати, серии пример: первая массовая вакцинация против натуральной оспы началась опять-таки прямо в хаосе гражданской войны, в 1919 году. И к 1930-м годам эта болезнь была ликвидирована. Несмотря на сохранение в составе страны средневековых обществ Средней Азии, аж досредневековых анклавов на Кавказе и общую разруху. Потому так и поражены были власти, когда оспа, да ещё в её опаснейшей «чёрной» ипостаси обнаружилась в 1960 году в Москве. Но – прежняя система сработала, очаг возможной эпидемии был задушен в зародыше.

Китайский коронавирус COVID-19 уже поразил по всему миру более 113 тыс. человек, свыше 4 тыс. скончались….

Ибо было обеспечено главное в борьбе с эпидемиями, утверждают специалисты, – управляемость. Управляемость и исполнительность всех звеньев механизма такой борьбы – научных, медицинских, материально-технических, логистических и – без этого тоже никуда – насильственных. Во всяком случае, безбашенные козы из мест карантина тогда не бегали. А если и случалось, то затем их подвозили – так, недалеко, до Колымы.

Была ликвидирована чума. Практически уничтожена холера. А отдельные её вспышки, обусловленные природными факторами, подавлялись как чисто медицинскими, так и жёсткими карантинными мерами. Например, в 1970 году как раз в июле-августе на юге обнаружилось несколько человек с холерным вибрионом в анализах. И? И да – половину страны, собравшуюся в отпуска на юга, туда попросту не пустили. Попрали, конечно, права человека – зато спасли страну от заразы.

Отсюда второе, невозможное без первого: жёсткий, при необходимости даже жестокий карантин. Потому что, говорят специалисты, всё очевидно: куда проще подавить эпидемию в быстро ограниченном её очаге, нежели затем болеть всем народом. И умирать, да.

И, наконец, третье. Этот фактор можно изучить на примере борьбы с полиомиелитом. Летальность этой болезни высокая – до 11%, но главное, что пятая доля тех, кто перенёс болезнь, остаются инвалидами. Ещё в 1950 – 1960-е годы можно было видеть в школах одного-двух, а то и больше детей с негнущимися, выгнутыми назад, скрюченными ногами. И это ведь было – на всю жизнь! А сегодня эта болезнь практически ушла в прошлое, проявляясь лишь в единичных случаях. И то у тех, чьи родители поддались модному антивакцинному бешенству. Между тем именно массовая вакцинация убила эту заразу в масштабах общества.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаВсеобщая вакцинация помогла победить полиомиелит. Фото: Gorlov-KV / Shutterstock.com   

Так что третье – вакцинация. Обязательно. Есть ситуации, когда даже родители не вправе определять, что нужно их ребёнку, а что – нет. Не игрушку приобрели, а душу живую на свет вывели. И здоровье – основное право этой живой души, на которое не смеют покушаться ни мать, ни отец, ни кто-то ещё. В том числе, кстати, и на душевное здоровье. Впрочем, это – другой разговор.

И, естественно, госпитализация

Ну разумеется, ведь в основе борьбы с болезнью – меры по её лечению.

Лечению профессиональному. То есть в медицинском учреждении.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаБольничный корпус в Коммунарке, куда помещают пациентов с подозрением на коронавирус. Фото: Софья Сандурская / АГН «Москва» 

Но вот здесь и возникает основная трудность. На то она и эпидемия, чтобы носителей соответствующей болезни как-то изолировать, а здоровых – уберегать от её подхватывания. Следовательно, требования к эпидемиологической больнице или госпиталю должны, кроме чисто медицинских, включать условия охраны периметра от проникновения снаружи и выхода больных изнутри, а также обязательной стерилизации от возбудителя болезни всего, что выходит из такого лечебного учреждения. Имеется в виду воздух через систему вентиляции и канализационные стоки.

Менее чем за неделю вирусологи из новосибирского ГНЦ ВБ «Вектор» разработали тест-систему диагностики нового…

Обычно эти условия соблюдались тем, что в пустынной изолированной местности ставились временные быстро развёртываемые госпитали. Опять же – по армейскому типу: раньше из палаток, ныне – из пневмокаркасных модулей, надуваемых компрессором за 15 минут. Их, говорят, любят в МЧС, но не очень жалуют в армии. Дескать, и холодные они, и без компрессора не живут, и весят по полтонны, и воняют на жаре довольно мерзостно. Но это – необходимая жертва именно в пользу мобильности, доставляемости в любое место и быстрой развёртываемости. Ну, и дешевизны, естественно. Для полевых или военных условий – самое то. И для аварийных – тоже, отчего в МЧС их и ценят.

Но для борьбы с эпидемиями скорость нужна, но не столь критична. Если больного первоначально правильно изолировать от контакта с внешней средой, то его, конечно, куда лучше лечить в стационарных условиях настоящего медицинского учреждения, нежели в надутом резиновом модуле. Вот в этом смысле и следует понимать начатое в Новой Москве строительство инфекционного госпиталя.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаМэр Москвы Сергей Собянин заверил в безопасности расположения новой инфекционной больницы. Фото: Александр Авилов / АГН «Москва»  

Основное сказал мэр Москвы Сергей Собянин. Он сказал о безопасности. По его словам, мобильный госпиталь будет расположен за бетонным кольцом, вокруг которого будет ещё 250-метровый «внешний периметр ограждения и охраны».

«Канализационные стоки будут выводиться на автономные очистные сооружения, оснащённые системами обеззараживания», – подчеркнул также глава столицы.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаВид с квадрокоптера на ход строительства мобильного комплекса инфекционной больницы. Фото: Денис Воронин / АГН «Москва»  

Больница будет рассчитана на 500 человек. Что характерно, почти половина мест отводится реанимационному отделению. То есть при всех прочих равных этот госпиталь будет всё же рассчитан на работу с условиями, так сказать, катастрофического развития эпидемии. По той же, видимо, причине, все койки можно будет подключить к аппаратам искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) и экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). В данном случае это – необходимое требование для борьбы с нынешним конкретным коронавирусом Covid-19, но понятно, что такие аппараты не будут бесполезными и при других инфекциях. Да и заверяют причастные к строительству должностные лица, что учреждение будет работать и после ликвидации угрозы данной болезни.

На очереди пандемии и эпидемии: Ураганными темпами Россия строит госпиталь, но не для коронавирусаБольница будет рассчитана на 500 человек. Фото: Александр Авилов / АГН «Москва»  

То есть да – строится больница быстро, не просто ударными, а ураганными темпами. Китайцы недавно возвели подобный госпиталь за две недели. Но они построили именно времянку, а наши власти, повторимся, обещают сделать так, чтобы госпиталь и дальше мог работать с инфекционными больными. В конце концов, Китай, как и Индию, не отменишь, а именно в Китае зародилась та зловеще легендарная «испанка». Кстати, как выяснилось, – клон пресловутого «свиного» гриппа, которым десяток лет назад разродился опять-таки Китай: A(H1N1). Вернее, наоборот, раз «испанка» появилась раньше.

И дело не в Китае, конечно, а в том, что в тамошних условиях происходит регулярная «пересборка» – специалисты называют это реассортацией – генома нового вируса из фрагментов геномов «живших» ранее. Этакая «семейственность», которая, однако, на практике приводит к тому, что выработанные людьми антитела и вакцины против «родителей» не действуют на их «деток». И снова начинается всё то же: первые заболевшие, первые переносы и заражения, массовое заболевание, эпидемия и… И борьба с эпидемией. С эпидемиями.

Значит, новый госпиталь пригодится ещё не раз.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here