Домой Россия «Обостренное чувство смерти»: Чем русские отличаются от европейцев

«Обостренное чувство смерти»: Чем русские отличаются от европейцев

15
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • "Обостренное чувство смерти": Чем русские отличаются от европейцев

Недавно одна из известнейших французских историков, изучающих Россию, Элен Каррер д'Анкосс, отмечающая в этом году свой 90-летний юбилей, сделала интересное заявление по поводу того, чем, по её мнению, русские отличаются от европейцев.

Чувство истории и смерти

Первым различием, по её мнению, является более развитое у русских, чем у западноевропейцев, «чувство истории». Вызвано это, по мнению историка, рядом трагедий, случившихся с Россией в XX веке. Второе отличие – «обострённое чувство смерти», о чём говорит вся русская литература. Причина этого – «православное христианство, которое явно ставит воскрешение, то есть смерть, в основу веры». А также то, что русские «делают смерть видимой», оставляя гроб открытым до самого последнего момента прощания с покойным. Европейцы же «находятся в настоящем и думают о нём», заменяя само понятие «смерть» на «уход из жизни».

Насчёт «чувства истории» с мадам д’Анкосс сложно не согласиться. Историю свою русские знают действительно существенно лучше европейцев и тем более американцев. Но вовсе не потому, что слишком много им пришлось претерпеть в минувшем XX веке, а потому, что знание прошлого во многом определяет наше национальное самосознание и отношение к миру. Да, к сожалению, и наше молодое поколение сегодня знает историю существенно хуже своих родителей, ибо, ориентируясь на западные стандарты, приучает себя «жить настоящим и думать только о нём», не зная прошлого и не задумываясь о будущем. Но согласитесь, что именно это отношение к жизни делает многих молодых гораздо менее русскими, чем их предки.

«Левада-центр» провёл социологический опрос «Государственный патернализм», выявивший консервативные…

Теперь об «обострённом чувстве смерти». Как сказал кто-то из наших авторов, «европейцы всячески пытаются попасть на небеса, в то время как русские давно уже там обосновались». Со времён первой российской государственной идеологии – проекта «Третий Рим» – русские люди совершенно чётко представляли, кто они такие, зачем живут и куда стремятся после смерти. Россия воспринималась ими как библейский «удерживающий», самим своим фактом присутствия на Земле не допускающий появления здесь «царства антихриста» и конца света. Они никогда не стремились, в отличие от европейцев (протестантов в особенности), построить «царство Божие на земле» – преисполненный изобилием и благополучием «град на холме», ибо понимали, что это недостижимо. А потому своей задачей на земле считали создание таких условий, при которых человек вырастал и формировался как личность, достойная посмертного перехода в Царство Небесное.

Именно по этой причине сам факт смерти воспринимался русскими православными людьми как лишь один из этапов на этом пути, потому и прощались с умершим, провожая его как того, кто отправился в этот путь чуть раньше тебя. Что же касается питающего это миропонимание Православия, то, вопреки мнению мадам д’Анкосс, воскресение, которое оно ставит в основу веры, есть вера не в смерть, а напротив – в Жизнь Вечную. В то время как европеец либо пытается как-то лично «договориться» с Богом (сделать нечто хорошее напоследок, пожертвовать денежку, купить индульгенцию), либо просто старается не задумываться на эту тему, «живя настоящим» до того момента, когда придётся «уйти» непонятно куда.

Чисто европейский взгляд

Нет, Элен Каррер д’Анкосс – милейшая женщина и большой учёный, она, происходя из семьи российских эмигрантов, любит Россию и всячески способствует её сближению с Европой. Она не раз выступала у нас, встречалась и часами беседовала с президентом Путиным и несомненно является искренним другом нашей страны. В отличие от многих западных (французских в том числе) авторов, писавших о России, Элен Каррер д’Анкосс, видя наши различия с Европой, категорически не считает их основанием для неприязни и тем более для отказа от взаимодействия в политике и взаимодополнения культур. Более того, считает Россию частью Европейской цивилизации, и именно поэтому любимыми монархами в российской истории для неё являются те, кто так или иначе «вестернизировал» Россию и чьи преобразования можно трактовать как «западнические»: Пётр Первый, Екатерина Вторая и Александр Второй. Являясь поклонницей генерала де Голля (книгу о котором недавно написала), мадам д’Анкосс искренне полагает, что только объединившая и Россию в том числе Европа способна сохраниться и играть самостоятельную роль, не уступая ни США, ни Китаю.

"Обостренное чувство смерти": Чем русские отличаются от европейцевЛюбимыми монархами в российской истории для Элен Каррер д’Анкосс являются «западники». Фото: Russian Look / Globallookpress  

Однако при всём при том совершенно очевидно и то, что взгляд Элен Каррер д’Анкосс на Россию – это очень доброжелательный, но всё же чисто европейский взгляд – со всеми мифами и стереотипами восприятия, для него характерными. Например, как и большинство европейцев, она убеждена, что получить представление о сути народного характера можно на основании известной и любимой в Европе классической русской литературы.

Неадекватное восприятие русских

Между тем, ещё Иван Солоневич в своей книге «Народная монархия» абсолютно точно подметил, что разгром ведомого Гитлером всеевропейского нашествия на Россию объяснялся в том числе совершенно неадекватным восприятием европейцами русских. Которое строилось на шаблонах, заложенных в русской классической литературе XIX и начале XX века: произведениях Тургенева, Гончарова, Достоевского, Толстого, Чехова и прочих несомненно гениальных авторов. А каким предстоял в этих произведениях русский человек? Милым идеалистом-бездельником Обломовым. Безответным ко злу фаталистом Платоном Каратаевым. Наивным богоискателем Алёшей Карамазовым. «Униженными и оскорблёнными» обитателями социального «дна». Если же и встречалась среди них мало-мальски деятельная и неординарная личность, то был это непременно отвергаемый системой «лишний человек».

Предложение Святейшего Патриарха Кирилла упомянуть Бога в Основном Законе Государства Российского – лишь часть…

Вот и рванула в середине прошлого века «цивилизованная Европа» в очередной «дранг нах остен» – покорять всех этих «не от мира сего» русских, по какой-то нелепой прихоти судьбы владеющих столь перспективными территориями и недрами. И была жутко удивлена, когда вместо покорных «Платонов Каратаевых» встретила принципиально других людей, способных на сверхусилия и абсолютно противоестественную для европейцев самоотверженность, которые гнали до Берлина лучших европейских вояк.

Что ж, выходит, ошибались классики относительно своего собственного народа? Да нет, тут всё проще. Просто автор, если хочет, чтобы его книгу читали, писать должен про людей «не таких, как все», оставляя вне своего внимания миллионы т. н. «простых людей», в повседневной жизни с ним никак не пересекающихся. Европейцы же строят свои представления о нас по тем источникам, которые до них доходят. Потому-то эти представления сплошь и рядом оказываются весьма далёкими от действительности.

Русская цивилизация

Свою роль играют, безусловно, и заложенные в цивилизационное сознание и культуру Европы стереотипы восприятия. Ибо европейский ум, даже самый дружественный по отношению к России, в принципе не способен воспринимать её иначе как «часть Европы» – пусть несколько диковатую и непохожую на «нормальных европейцев», но всё же часть большого и великого Европейского (а ныне – Западного) проекта. Им (как, к сожалению, и многим нашим политикам) гораздо проще принять версию о «Европе от Португалии до Камчатки» или «моста Европы в Азию», чем признать тот очевидный факт, что Россия есть центр совершенно самостоятельной, а никак не «дочерней» по отношению к Европе Русской цивилизации. Ибо это само по себе делает абсурдной фундаментальную для Запада «евроцентристскую» концепцию, основанную на трёх «аксиомах»:

1) что прогресс линеен и единонаправлен для всех народов и цивилизаций;
2) что Запад продвинулся на этом пути дальше всех и потому имеет право на лидерство и насаждение своих мировоззренческих подходов и ценностей в качестве «общечеловеческих»;
3) что степень «цивилизованности» иных стран и народов определяется тем, насколько они похожи на Запад.

Именно такой подход, окончательно сформировавшись в XVIII–XIX веках, определяет до сей поры сущность мировоззрения европейцев, независимо от их национальной принадлежности и политических убеждений. И именно он лежал в основе их отношения к России.

Русское тысячелетнее государство связано исторически воедино религиозными, правовыми и семейными традициями….

К сожалению, характерно это было не только для европейцев, но и для подавляющего большинства российских «образованных классов», погрязших в безумном «европейничанье» и полагавших благо России в вечном ученичестве у Запада, позволяющем нам со временем к нему «приобщиться» – в любом качестве, на любых условиях и любой ценой. Увы, и почти все сегодняшние «хозяева жизни», в точности так же, как не умеющие ни говорить, ни думать по-русски барчуки XVIII–XIX веков, считают себя в России кем-то вроде европейских колонизаторов в дикой азиатской колонии, из которой надлежит выкачать максимальный «оброк», чтобы вывезти и промотать его в «цивилизованной Европе». Именно про таких писал полтора столетия назад Фёдор Тютчев:

Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не сыскать признанья у Европы.
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а ХОЛОПЫ!

Так что, при всём уважении к милейшей Элен Каррер д’Анкосс, любое сравнение в «прогрессивности» с Западом, любые попытки «вписать» нас в него – вещь заведомо бесперспективная. Хотя бы потому, что Россия, будучи «страной-цивилизацией», в качестве отдельного цивилизационного центра может быть сравнима только с другой цивилизацией – в том числе со всем Западом, а не с какой-то его частью. Россия – не Запад и не Восток, а как справедливо заметил однажды президент Путин: «Запад – это то, что слева от России, а Восток – то, что справа». Россия, стало быть, своеобразный «центр» Евразии («Хартлэнд»), каковым, согласно классическим основам геополитики Маккиндера, она и является. И кто контролирует его, контролирует Евразию, причём не обязательно экономическими и военными средствами.

У нас свой путь и свои ценности, которые в современной реальности могут оказаться для России едва ли не большим геополитическим козырем, чем её обширная территория и богатейшие недра. Ибо ценности Запада, как и построенная на них западная система, сегодня демонстрируют свою несостоятельность в новых мировых реалиях. А набирающему силу и строящему, как и тысячелетия назад, «срединную империю» Китаю, кроме своей мощи, в ценностном плане предложить миру нечего. Так что, если перестанем на Запад оглядываться, ещё большой вопрос, кто в формирующемся сегодня новом миропорядке будет в числе мировых лидеров. Во всяком случае, идеологических.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here