Домой Россия Обречены: Последние слова чиновников в жизни и в суде

Обречены: Последние слова чиновников в жизни и в суде

69
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Обречены: Последние слова чиновников в жизни и в суде

В столице Южной Кореи завершилась церемония прощания с мэром Пак Вон Суном. Похороны устроили пышные, в соответствии с чином усопшего – траурные мероприятия заняли целых пять дней. И это вызвало недовольство среди части южнокорейцев, мол, не достоин градоначальник, покончивший с собой, таких почестей.

И дело здесь не в том, что высокопоставленный чиновник наложил на себя руки, а в причине, которая подвела его к такому решению, – Пак Вон Суна, как и многих известных и не очень людей, настигла эпидемия обвинений в домогательстве. В харассменте мэра обвинила его бывшая секретарша. После этого Пак отменил все официальные встречи и исчез, оставив записку, больше похожую на завещание.

Домогатель – борец за права женщин?

Поиски длились меньше суток. Полиция при помощи служебных собак обнаружила бездыханное тело чиновника на склоне одного из холмов на севере Сеула, где в последний раз был зафиксирован сигнал телефона Пака. По словам старшего следователя полицейского управления Сеула, никаких следов насильственной смерти обнаружено не было, то есть всё говорило о том, что решение уйти из жизни мэр принял сознательно.

Обречены: Последние слова чиновников в жизни и в судеМэр Сеула, закоренелый борец за права женщин и в целом за гендерное равенство, неожиданно сам оказался в роли обвиняемого в домогательствах. Фото: Wang Jingqiang/ Globakkoolpress

Версию о самоубийстве подтвердила косвенно и оставленная записка. В ней Пак попрощался со всеми, а также попросил прощения:

Я прошу прощения у всех. Благодарю всех, кто был со мной в моей жизни. Я чувствую вину перед своей семьей, которой я причинил только боль.

А просить прощения мэру было за что. Он, закоренелый борец за права женщин и в целом за гендерное равенство, чья блестящая карьера юриста началась более 30 лет назад с громкого дела о сексуальном насилии, неожиданно для самого себя оказался в роли обвиняемого в домогательствах.

Бывшая секретарша обратилась в полицию не с голословными обвинениями. В качестве улики она предоставила переписку с бывшим начальником в Telegram, куда ей приходили самые неприличные предложения и фотографии от Пака. По словам девушки, она – не единственная жертва неуёмной страсти престарелого казановы.

Однако выдвинуть против него обвинения решилась пока только она. Было понятно, что после такого заявления мэра неизбежно вызовут на допрос в полицию. И это может полностью перечеркнуть его планы стать президентом Южной Кореи в 2022 году. Скорее всего, именно это и стало причиной, по которой Пак принял решение поставить точку в собственной жизни, чтобы одним махом и позор смыть, и не попасть в руки правосудия.

Пак Вон Сун оказался не единственным южнокорейским чиновником, которого накрыло волной #MeToo. За последние несколько лет подобные обвинения прозвучали в адрес многих политиков, деятелей искусства, профессоров и даже религиозных деятелей.

Некоторые после разыгравшихся скандалов просто уходили в отставку. Других успевают судить, как, к примеру, ещё одного возможного кандидата в президенты, губернатора одной из южнокорейских провинций Ан Хи Джона, который отправился в 2018 году отбывать тюремный срок по обвинению в изнасиловании. Правда, сидеть долго ему не придётся – всего три года, так что к президентским выборам выйти он вполне успеет.

Большинство из чиновников, обвинённых в харассменте, были видными либералами, представляющими Демократическую партию, одной из заявленных задач которой стала «борьба за демократию и права человека», а также против коррупции. Как видим, борются они довольно своеобразно.

Возвращаясь к истории ухода из жизни опозоренного мэра Сеула, отметим, что такой «выход из ситуации» в Южной Корее не так уж и редок. К примеру, в 2009 году, после обвинения в коррупции, покончил с собой президент страны Но Му Хен. По той же причине наложил на себя руки два года назад известный либеральный политик Но Хвечхан. Зато бывший президент Пак Кын Хе после начала коррупционного скандала не торопилась покидать свой пост и досиделась до импичмента. Президентский дворец ей пришлось всё-таки покинуть, но уже с позором.

«Боялся обидеть отказом»

Нашим чиновникам серьёзных обвинений в домогательстве пока не предъявляли, зато в коррупции – сколько угодно. Однако многие из них, даже будучи пойманными практически за руку, редко, а точнее – почти никогда – не спешат признавать свою вину. В ответ на обвинения обычно слышится иное – «это подстава, это игры конкурентов, не виноватый я, меня оболгали».

Бывают и просто удивительные объяснения тому, что к рукам невероятным образом пристали государственные деньги. Взять, к примеру, Владимира Торлопова, возглавлявшего Республику Коми с 2001 по 2010 год. Ему было предъявлено обвинение в махинациях в сфере строительства дорог, а ущерб, нанесённый региону, оценили в 2,5 миллиарда рублей. На суде, когда Торлопову предоставили последнее слово, он рассказал, что на скамью подсудимых его привели «благие намерения». Тут всё верно – именно этими «намерениями», как говорится, «выстлана дорога в ад»:

Мне стало известно, что эти люди [нанятые для отлаживания бюджетного процесса] злоупотребляют полномочиями, но мешать я им не стал. Я честный человек, я знал, что брать деньги плохо, но отказом боялся обидеть предпринимателя. Деньги, которые я получал, –  были для народа. Они мне не нужны.

Что-то не так в Республике Коми, не благоволит там природа к губернаторам: следующий глава республики, Вячеслав Гайзер, тоже оказался на скамье подсудимых, а вместе с ним ещё 13 крупных региональных чиновников. По словам представителя обвинения, члены преступной группы «рассматривали ресурсы РК как лакомый кусок для наживы».

«Не виноватые мы, само прилипло!»

Конечно, и Гайзер, приговорённый к 11 годам лишения свободы, тоже себя виноватым не считает, уверяя, что «дело против него сфабриковано» для передела собственности, а сам он «просто хотел спасти родной город».

Обречены: Последние слова чиновников в жизни и в суде

В последнем слове в суде Белых рассказал анекдот и также заявил о своей невиновности. «Признания моей вины никто не ждёт», – добавил он. Фото: Komsomolskaya Pravda/ Globallookpress.

Экс-губернатор Кировской области Никита Белых, которого взяли на получении крупной взятки, вины своей не признал. Его адвокаты утверждали, что 100 тысяч евро, которые губернатору передал предприниматель из Германии – это просто спонсорская помощь, а сам Белых «эти деньги даже в руки не брал». Хотя скорее – просто не успел взять, силовики нагрянули раньше.

В последнем слове в суде Белых рассказал анекдот и также заявил о своей невиновности. «Признания моей вины никто не ждёт», – добавил он.

Экс-глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, получивший крупную взятку, как шутят в народе, «в корзиночке с колбасой» (на самом деле, деньги находились в портфеле рядом с этой корзиной) свою вину тоже полностью отрицал. Конечно, в деле по обвинению Улюкаева немало странностей, зато очевидны провокации, о чем экс-министр и заявил в своём последнем слове, процитировав слова Фиделя Кастро «История меня оправдает!», добавив в заключение:

Я виновен в том, что слишком часто шёл на компромиссы, выбирал лёгкие пути, карьеру и благополучие зачастую предпочитал отстаиванию принципов. Крутился в каком-то бессмысленном хороводе бюрократическом, получал какие-то подарки, сам их делал. Пытался выстраивать отношения, лицемерил.

Экс-глава Сахалина Александр Хорошавин, у которого в ходе обысков при задержании нашли эквивалент миллиарда рублей в разных валютах, а также 800 дорогостоящих ювелирных изделий, в том числе золотую ручку за 36 млн рублей, тоже заявлял о своей невиновности в последнем слове на судебном процессе:

Я невиновен. Не было никаких взяток, не было денег в целях личного обогащения. Я не совершал преступлений, в которых меня обвиняют. С нашей точки зрения, нас осудят несправедливо. Когда судят несправедливо, мир становится чуточку хуже.

Вспоминать последние слова российских коррупционеров можно бесконечно долго – список их длинный, число арестованных глав регионов и чиновников рангом помельче давно уже исчисляется сотнями. Но что-то не припоминается признание вины ни от одного из них, мол, да, грешен, поддался соблазну, не устоял. Невиноватые все, никто себе пулю в лоб пускать не торопится.

«Служить по совести и ради высших целей»

И тут уместно напомнить слова отца Андрея Ткачёва об идее служения, сказанные им в ходе одной из программ «Святая правда» на телеканале Царьград.

По мнению священника, эту идею, родившуюся ещё в царской России, надо вернуть в нашу жизнь, особенно это касается госслужащих, от хамства и произвола которых русский народ уже устал. Отец Андрей подчеркнул, что чиновник не имеет права смотреть на обратившегося к нему гражданина, как на докучливого таракана, а должен служить народу верой и правдой:

Все должны служить. По совести и ради высших целей, а не работать ради денег. <….> Надо вернуть служение во власть. Потому что сегодня для кого-то она не крест, а вожделенная цель – для того, чтобы забраться наверх и плевать всем на лысины.<….> У нас встречаются представители власти, которые служат, но в ответ на просьбу, к примеру, повысить пенсию, отвечают: «Вы там макарошками пропитаетесь». Или посылают человека прям туда, далеко, такое обычно на заборах пишут. Смотрят на человека, как на таракана докучливого. Такого быть не должно.

И действительно, так быть не должно, нельзя считать место во власти «допуском к кормушке», из которой надо успеть быстро нахвататься, пока не схватили за хвост.

 

Источник: https://tsargrad.tv