Домой Россия Почувствуй настоящую социальную дистанцию: Пора усмирить аппетиты Грефов и Костиных

Почувствуй настоящую социальную дистанцию: Пора усмирить аппетиты Грефов и Костиных

8
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Почувствуй настоящую социальную дистанцию: Пора усмирить аппетиты Грефов и Костиных

Бюджетный дефицит по итогам 2020 года практически неизбежен в России. При этом страна обильно вложилась и в национальные проекты, и в социальные программы. В поисках способов сэкономить государство обратило внимание на наёмных руководителей в казённых компаниях…

Издание «Коммерсантъ» вбросило в информационное поле слух о возможном ограничении размеров вознаграждения для топ-менеджеров государственных компаний и корпораций. Известен даже ориентир – «три минимальных заработка премьер-министра, то есть не более 30 млн руб. в год». Действительно, по последней опубликованной декларации Дмитрий Медведев заработал 9,9 млн рублей в 2018 году.

30 миллионов – это в десять раз меньше нынешних зарплат многих зампредов.

Отступление о бесконечно малых

Забавно, что одновременно фракция ЛДПР в Госдуме предложила ввести минимальную почасовую оплату в размере 150 рублей. Это соответствует 1 200 рублям за полный день, 25,2 тыс. руб. за стандартный месяц с 21 рабочим днём. К сожалению, чисто популистский законопроект, но как ни странно, он полностью оправдан математически, если сравнивать Россию с мировым «эталоном» – США.

В США минимальная оплата – 7,25 доллара в час, а штатная зарплата президента (он возглавляет правительство) – 400 тысяч долларов в год. Конечно, не стоит обманываться зарплатами первых лиц государств – они находятся на бюджетном обеспечении, которое обычно существенно превышает формальный размер содержания, но других ориентиров у нас нет.

Итак, МРОТ в России – 12 130 руб. х 12 мес. = 145,56 тыс. руб. в год. Премьер получает, таким образом, 68 МРОТ; президент, кстати, чуть меньше.

МРОТ в США (минимальная оплата в час х 8 часов х 21 день х 12 месяцев) – 14 626 тыс. долларов. Президент, таким образом, получает чуть более 27 МРОТ (Дональд Трамп от зарплаты отказался, что по сути дела не меняет).

И в случае (объективно пока что невозможном) принятия поправки ЛДПР соотношение зарплат высших чиновников в России приблизилось бы к американскому – как ни странно, более справедливому.

Но вернёмся из воображаемого социального государства в реальное ультракапиталистическое. Зарплаты президентов и премьеров в них выглядят смешными по сравнению с доходами акул государственного и корпоративного капитализма.

Топы с клюшкой и без неё

Надо сказать, топ-менеджеры – не первые, до кого пытается дотянуться подзуживаемое Минфином правительство. Так, некая Континентальная хоккейная лига, долгие годы паразитировавшая на любви президента к хоккею, платила совершенно безумные деньги (до 10 млн долларов в год) полуграмотным молодым людям, на матчи которых далеко не всегда собирались полные стадионы, а атрибутика и вовсе ничего не приносила (королём таких трат был и остаётся финансируемый «Газпромом» питерский СКА, неспособный даже наладить продажу сосисок на трибунах). Сейчас этот праздник распила пытаются загнать в лимит зарплат 900 миллионов рублей на сезон на клуб – в среднем по три миллиона рублей в месяц на каждого рыцаря коньков и клюшки, притом что российские клубы КХЛ практически полностью финансируются или региональными бюджетами, или госкорпорациями. Здесь, конечно, хотелось бы более решительных действий, а то того и гляди добрый президент услышит плач ярославичей с клюшками и попросит Лигу дать им послабление миллиончиков в 300-400 на каждую команду (такие мольбы звучат весьма активно).

Средний член правления госкомпании зарабатывает примерно как элитный игрок КХЛ до «потолка зарплат». Сейчас вознаграждение таких управленцев может составлять несколько миллионов долларов в год. Скажем, Герман Греф, председатель правления Сбербанка, привык получать 11-13 миллионов – сумма, озвученная Forbes и косвенно подтверждённая открытыми данными. А рекордсменом, по всей видимости, является бессменный глава ВТБ Андрей Костин – в 2014 году его «зарплату» оценили в 37 миллионов долларов. К слову, первый заместитель Костина, подданный британской короны Юрий Соловьёв также лидировал в одном из таких рейтингов с 25 миллионами долларов. Однако после череды скандалов и судебных тяжб компетентные СМИ отказались от точных оценок.

Но это топы. Рядовые члены правления ключевых госкомпаний ограничиваются скромными зарплатами в 2-5 миллионов долларов в год. Подчеркнём, что речь идёт именно о заработной плате (премии, бонусы и так далее, не суть важно), а не о доходах от акций.

Интересно, что вверенные этим людям компании могут закончить год в глубоком минусе – зарплата топов всё равно будет заоблачной.

А как у них?

«У них» доля государства в экономике в разы ниже, чем у нас, и госкомпаний, соответственно, куда меньше, ориентироваться на них не приходится. С открытой информацией о доходах топ-менеджеров коммерческих корпораций тут лучше, чем у нас, но тоже не очень хорошо: как правило, известен доход целиком, без разблюдовки на зарплату, доходы от акций и опционов. Но общая картина вполне понятна.

Американцы, как и полагается, богаче всех.

Тим Кук в Apple получает около 16 млн долларов. Генеральный директор McDonald’s Стив Истербрук заработал в 2017 году 21,8 млн, но заметная часть этой суммы – доход от акций, которые тогда как раз сильно выросли. Говард Шульц до ухода из Starbucks получал 18–20 млн.

Королём европейских зарплат является, возможно, Северин Шван из швейцарского фармацевтического гиганта Roche – порядка 13 млн евро. А средняя зарплата члена правления организации, входящей в «голубые фишки» на Западе, составляет 6-8 млн долларов или эквивалент этой суммы в иной валюте. Выше всего в США, далее Швейцария, Великобритания, Германия. Соотносимы зарплаты и в Японии, причём интересна местная специфика: здесь больше всего получают иностранцы, но не потому, что перед ними преклоняются, а потому что их несложно уволить, что регулярно и происходит. А вот увольнение высокопоставленного местного сотрудника – всегда большая драма в стране, где человек приходит на предприятие выпускником, а уезжает оттуда через семьдесят лет на электрическом кресле-каталке.

Почувствуй настоящую социальную дистанцию: Пора усмирить аппетиты Грефов и КостиныхКоролём европейских зарплат является, возможно, Северин Шван из швейцарского фармацевтического гиганта Roche – порядка 13 млн евро. Фото: imago stock&people/Globallookpress

Но в последние годы мы склонны ориентироваться на Китай. А там ситуация совершенно иная. Бизнес под руководством компартии цветёт и пахнет, миллиардеров пруд пруди, но только не за государственный счёт. А госкомпаний в Китае, как и у нас, достаточно. Вот только по итогам недавнего 2016 года самыми «богатыми» в них оказались два члена правления многопрофильного конгломерата China Merchants Group, заработавшие за год, страшно сказать, почти 200 тысяч долларов США каждый. Существенно меньше, чем наши или американцы получают в месяц. С тех пор ситуация не сильно изменилась: в стране действует программа ограничения зарплат в госкомпаниях.

И, представьте, эти компании работают эффективно, и их руководителей почему-то не перекупают в «Эппл», «Гугл» или «Амазон». А если и пытаются перекупить, то получают отрицательный ответ. Есть, правда, у низких зарплат чиновников и топ-менеджеров и оборотная сторона: взяточничество в Поднебесной по-прежнему процветает, несмотря на жестокость наказаний.

Сам себя нанял

Куда сложнее оценить трудовые доходы граждан, возглавляющих бизнес, которым сами же и владеют. Владелец Amazon Джефф Безос выписал генеральному директору Amazon Джеффу Безосу скромную зарплату в 82 тысячи долларов. А Ларри Пейдж в Alphabet (Google) зарабатывает, как и президент Дональд Трамп, 1 доллар в год.

Вот, скажем, Владимир Потанин, президент экологически ответственного «Интерроса», гендиректор и председатель правления «Норильского никеля». Его состояние в 2020 году оценивается журналом Forbes в 19,7 млрд долларов (первое место в России) – за год оно выросло на 1,6 млрд. Bloomberg куда щедрее: прирост активов Потанина он оценивает в 8,5 млрд! Понятно, что это не зарплата, а сумма активов, но всё же интересно посмотреть, сколько зарабатывают в столь успешном холдинге.

Почувствуй настоящую социальную дистанцию: Пора усмирить аппетиты Грефов и КостиныхВ ПАО «Норильский никель» в 2017 году члены правления совокупно заработали 86,2 млн долларов, год спустя 87,0, а в 2019-м уже 93,2 млн – более 6,5 млн на человека. Фото: Andrei Stepanov/ Shutterstock

«Интеррос» – общество с ограниченной ответственностью, которое не обязано раскрывать размер вознаграждений никому, кроме налоговой службы. Иное дело ПАО «Норильский никель». В правлении компании – 14 человек. В 2017 году они совокупно заработали 86,2 млн долларов, год спустя 87,0, а в 2019-м уже 93,2 млн – более 6,5 млн на человека. Скромные зарплаты в совете директоров (3,8 млн долларов, делённые на 13 человек) не идут ни в какое сравнение с этими суммами. Но Потанин, возможно, не получает вообще ничего: что ему эти миллионы по сравнению с плывущими в руки миллиардами!

Выводы и предложения

Таким образом, мы видим следующее.

Доходы руководителей госкомпаний в России – целиком рыночные, соответствующие доходам их «частных» соотечественников и не сильно уступающие конкурентам с Запада.

А вот отношение этих доходов к зарплатам обычных сотрудников – чрезвычайно несправедливое, ведущее к социальной и имущественной разбалансированности общества.

Что нам делать с этими фактами?

Сама по себе идея привязки зарплат сотрудников рыночных компаний к зарплатам чиновников – весьма спорная. Россия – отнюдь не коммерческая компания, хотя кое-кого это сильно огорчает. Задача премьер-министра определяется собственником «корпорации», то есть народом: премьер должен работать так, чтобы жители страны хорошо себя чувствовали, долго жили, хорошо питались, не болели и делали что-нибудь полезное для будущих поколений. Задача директора компании также определяется собственником, но, как правило, сводится или к построению/поддержанию стабильного прибыльного бизнеса, либо к получению максимальной выручки здесь и сейчас, чтобы потом «поделить золото и разбежаться». Конечно, порой бизнесмены, как, например, Билл Гейтс, берутся за социальные задачи, но делают это чаще всего в весьма своеобразной форме.

Попытки как-то ограничить доходы руководителей на государственном уровне не новы: печально известна поправка о предельном уровне соотношения средней зарплаты руководителя и сотрудников бюджетных учреждений (не более 8:1, но если очень хочется, то можно увеличить): директора тут же окружили себя крайне высокооплачиваемыми замами, на которых эта поправка не распространялась.

Надо полагать, что и в случае принятия китайского варианта ограничений наши топ-менеджеры найдут способ их обойти: эти люди иногда мерзавцы, но никогда не дураки.

Необходимо изменить законодательство об акционерных обществах и обязать раскрывать зарплаты не правления целиком, а каждого из топ-менеджеров в отдельности. Чиновники именно так и поступают – и ничего, живут и процветают.

Необходимо обязать топ-менеджеров госкомпаний подавать ежегодные декларации о доходах и имуществе своей семьи, как это делают те же чиновники, – кстати, эту же инициативу выдвинул глава Счётной палаты Алексей Кудрин, которому, видимо, обидно, что его 84 миллиона рублей в год являются достоянием общественности, а друзья из банков богатеют втихую.

Нельзя рубить с плеча. Ограничение сразу до 30 млн рублей в год (менее полумиллиона долларов) – заведомо нереализуемое, и обязательно найдутся причины для исключений, которые породят очередную несправедливость. Потолок зарплат должен снижаться постепенно – только в этом случае есть шансы на то, что снижение будет реальным, а не воображаемым.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here