Домой Россия Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в...

Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в России

4
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в России

В среду вечером на западе Москвы сгорел частный пансионат для пожилых премиум-класса "Третий возраст". Четыре человека погибли, ещё 16 пострадали. Это, увы, далеко не единичный случай. Всего три года назад сгорели частный дом престарелых в Иркутске, пансионат "Тёплые беседы" в Новой Москве, пансионат "Жемчужина" в Красноярске, где тоже были жертвы. Что это – череда случайностей или печальная закономерность?

Вечером 8 апреля на 3-й Мякининской улице в Москве случился пожар. По предварительным данным, в подвальном помещении трёхэтажного коттеджа, в котором располагался пансионат для пожилых «Третий возраст», произошло короткое замыкание, загорелись кабели. Едкий дым начал быстро распространяться по помещениям, и, хотя сотрудники пансионата оперативно вызвали пожарных и спасателей, а также сразу стали выводить людей, два человека погибли на месте. Ещё двое позже скончались в больнице от отравления угарным газом.

Всего на момент возгорания в коттедже находилось около 50 постояльцев, многие из которых были прикованы к постели.

«Это очень странное место»

Что известно о сгоревшем пансионате для пожилых? Принадлежал он основателю аптечной сети «36,6» и фармхолдинга «Верофарм» Сергею Кривошееву, который счёл бизнес на стариках крайне перспективным и прибыльным. Он зарегистрировал компанию «Третий возраст» в 2012 году и открыл комплекс из трёх зданий на 220 мест. Позиционировал он это как «резиденции премиум-класса для людей старшего поколения» – стоимость проживания начиналась от 9,7 тысячи рублей в сутки. Питание, уход и дополнительные услуги при этом оплачивались отдельно.

Нелегальный дом престарелых, или, как называют его сами старики, «концлагерь» либо «тюрьма», сейчас продается…

Судя по отзывам на сайте, «Третий возраст» – образцово-показательное заведение. Среди посетителей – заслуженные деятели науки и культуры, такие как ныне покойный учёный-правовед Вениамин Чиркин, кинорежиссёр и артист Валерий Усков, академик РАМН Борис Величковский, биохимик Владимир Шувалов и другие. Все они с восторгом отзываются о приветливом персонале, разнообразном питании, множестве разнообразных процедур и досуга.

Однако в отзывах на других сайтах, которые не контролируются администрацией пансионата, встречаются и противоположные мнения. Так, по отзывам в системе Google рейтинг «Третьего возраста» составляет всего 3,7. Для многих людей по приезде туда стало открытием, что это – дом престарелых, так как на том же Booking он представлен как апарт-отель. Вот какие отзывы пишут о нём посетители:

«Очень странное место. Номера сдают за приемлемые деньги, но завтрак на троечку, и всё-таки это дом престарелых. И да! Номера убирают плохо – пол всегда грязный».

Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в России

Увы, пожары в домах престарелых – особенно в частных – случаются в России регулярно. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

«Персонал очень плохой. Каждое утро на завтрак подают яйца и ризотто. В течение 4 дней никто не менял наши полотенца и никто не убирал наш номер. Мы платили около 600 евро за 4 ночи. Платили за ничто. Это очень плохой отель».

Само по себе странно, что одно и то же заведение пытается совмещать функции отеля и дома престарелых. Но и среди тех, кто отправил туда своих пожилых родственников, есть разочарованные:

Из минусов – питание плохое (это мнение не только моей мамы, но и обслуживающего персонала), многого, что обещали, нет (кнопка вызова не работала), сиделок ночью не дозовёшься, принятия лекарств нужно долго дожидаться, каждый чих за дополнительную плату,

– этот отзыв был оставлен всего месяц назад.

«1 сиделка на большую численность проживающих. Нет, правда, их крайне мало в пансионате. И при каждом нашем приезде (раз в 10 дней) мы видели новые лица. Дедушка в своём возрасте даже имена их не успевал запоминать».

Кстати, большая текучка кадров, на которую обратил внимание пользователь в этом отзыве, похоже, объясняется тяжёлыми условиями работы для персонала. Так, на потребительском портале «КупилСказал» работавшие там сиделки пишут, что их заставляли перерабатывать, работать сутками, ведь на 15 пожилых – всего одна нянечка, у сотрудников нет обеденного перерыва, и вообще отношение к ним – «как к собакам».

Впрочем, среди посетителей позитивных откликов – всё-таки подавляющее большинство. Но это и неудивительно, учитывая цену проживания. Чтобы поселить сюда родственника, например, на месяц, придётся выложить порядка 290 тысяч рублей. Очевидно, что «среднему классу» здесь делать нечего.

Тем более странно, что в заведении с такой почти безупречной репутацией и дороговизной услуг оказалась неисправна проводка. Выходит, даже сотни тысяч в месяц не гарантируют пожилым родственникам богатых детей безопасное проживание?

Пожар за пожаром

Увы, пожары в домах престарелых – особенно в частных – случаются в России регулярно. В конце нулевых по стране прокатилась волна страшных трагедий: в 2007 году под Ейском в доме престарелых заживо сгорели 63 человека: одна из них – медсестра, остальные – постояльцы. В том же году под Тулой в огне погибли 34 старика. Через два года в Коми – снова пожар, погибли 23 ветерана.

В последний раз особое внимание СМИ пожары в домах престарелых привлекли в 2017 году – тогда в течение пяти месяцев произошло сразу несколько громких случаев. 

Так, в августе 2017-го сгорел красноярский дом престарелых «Жемчужина», тогда погибли 3 человека. Частный пансионат располагался в обычном жилом доме, власти даже не подозревали о его существовании до того как случился пожар. Возгорание произошло из-за того, что вплотную к зданию прилегала труба соседской бани. Два верхних этажа дома были деревянные, а потому быстро воспламенились, когда сосед решил попариться. Если бы не оперативные действия пожарных, жертв могло быть гораздо больше. А спустя два года хозяйке вменили за оказание некачественных услуг всего 4 года условно, хотя ей могло грозить до 10 лет лишения свободы.

В октябре того же года сгорел частный дом для пожилых в Иркутске – произошло короткое замыкание в сушильной комнате. В итоге 12 человек отравились угарным газом, четверо из них попали в реанимацию. Впоследствии тоже выяснилось, что администрация не знала о существовании заведения.

А в декабре сгорел частный дом престарелых «Тёплые беседы» в деревне Картмазово в Новой Москве. 16 человек пострадали, людей снимали аж с крыши здания. После этого случая в МЧС России заявили, что по всей стране проведут инструктажи в социальных учреждениях о том, как вести себя при пожаре, а частные дома престарелых возьмут на особый контроль – проверят пульты эвакуации, пожарную сигнализацию и исправность огнетушителей.

Однако, судя по произошедшему вечером 8 апреля, проблема так никуда и не делась – дома престарелых продолжают гореть, и жертвами становятся одни из самых беззащитных членов общества – наши старики.

Но помимо частых пожаров есть и другие основания считать эти социальные учреждения небезопасными, а порой даже страшными заведениями.

«Счастливая старость» среди тараканов и крыс

Государственных учреждений для пожилых в нашей стране совсем немного. По данным Росстата, число «стационарных учреждений социального обслуживания для граждан пожилого возраста и инвалидов» с 2007 года неуклонно сокращалось. В 2018 году осталось всего 1280 таких учреждений – на 263 тысячи мест. В масштабах страны это, конечно, очень мало. Однако спрос на дома престарелых растёт, все больше людей предпочитают не сами заботиться о старшем поколении, а отдавать своих стариков в пансионаты – чтобы не мешали жить в удовольствие. Согласно данным того же Росстата, те немногие государственные пансионаты, которые существуют на сегодняшний день, переполнены: проживающих в них в 2018 году была 281 тысяча человек – то есть почти на 20 тысяч больше, чем они вмещают.

89-летняя Александра Югова, в годы войны подростком работавшая на благо фронта на лесоповале и трактористкой,…

Неудивительно, что в таких условиях, когда государственные учреждения закрываются, а спрос на них всё растет как грибы после дождя, начали множиться частные дома престарелых. Сосчитать их количество очень сложно: постоянно одни закрываются, другие открываются. Но именно они стали большой опасностью для старшего поколения. Ведь сразу появилось много желающих нажиться на слабых и одиноких людях, которые будут терпеть любые условия.

Так, в 2018 году прогремел скандал вокруг пермского дома престарелых «Мария». Здесь за 25 тысяч рублей в месяц предлагали прекрасные условия и жизнь «одной дружной семьёй». На деле же «семья» оказалась изощрённым концлагерем: стариков привязывали к кроватям и заклеивали им рот скотчем, чтобы они не шумели, поили их технической водой и практически не кормили, а если кто-то умирал, оставляли тело в одном помещении с лежачими больными. Нагрянувшая после жалоб родственников постояльцев проверка обнаружила худых, измождённых пенсионеров с синяками и гематомами на телах. Многим потребовалась срочная медицинская помощь.

Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в России

Быть может, большее внимание государства к сфере социальных услуг для пожилых свело бы на нет трагедии. Фото: Cesar Campos/Globallookpress

Годом ранее в том же Пермском крае обнаружили частный дом для пожилых «Рассвет». Здесь жили те, кому некуда податься: бомжи, инвалиды, бывшие зэки и одинокие старики. Владелица этого заведения выкупила под него шесть домов в полузаброшенной деревне. Своих постояльцев она содержала в обмен на их пенсии, селя по 10 человек в доме. Пинками и руганью она заставляла их делать тяжёлую работу. При этом условия содержания людей были ужасны: вместо туалетов – железные вёдра, постельного белья практически ни у кого не было, старики все с грибком и вшами… О заведении страна узнала благодаря самой хозяйке, Валентине Овчинниковой: она решила стать знаменитой и поехала на ток-шоу рассказывать о своей «благотворительности». Но там её вывели на чистую воду, после чего к женщине поехали проверяющие. Часть людей удалось «вызволить», но некоторые постояльцы, кому было совсем некуда податься, добровольно остались у «бабы Вали».

А в Челябинске в прошлому году выявили «пансионат», за три года в стенах работы которого умерло около 50 постояльцев. Все старики, живущие там, заявили, что их держат в заведении насильно, привезли их туда родственники либо вообще «неизвестные люди», выселив из собственных квартир. Условия – непроветриваемые помещения, тараканы, клопы и крысы, медработников нет. Кормили три раза в день «непонятной баландой» и в большом количестве давали седативные препараты. Словом, нечто среднее между тюрьмой и психбольницей.

Продолжать этот список, увы, можно бесконечно.

Удобный и прибыльный бизнес, который никак не контролируется

Читая все эти истории, конечно, возникает вопрос: куда же смотрят контролирующие органы? А они, оказывается, по закону ничего сделать не могут.

«У нас отсутствует система лицензирования частных домов престарелых. У владельцев таких учреждений есть возможность вступить в реестр поставщиков социальных услуг – тогда пожилые люди, у которых есть «путёвка» в интернат, смогут выбирать, жить в них или в государственных домах. И вслед за человеком туда будет приходить государственная субсидия и 75% пенсии уже через фонд социального страхования, а не через кассу», – рассказала в одном из интервью координатор благотворительного фонда «Старость в радость» Александра Кузьмичева. Однако регистрироваться в этом реестре, по её словам, предприниматель не обязан. А в некоторых регионах подать заявление на включение в него можно, только если организация уже существует на рынке несколько лет.

Ну а тем «предпринимателям», чья единственная цель – нажива с минимумом затраченных усилий, включаться в реестр, попадая таким образом в поле зрения государства, и вовсе невыгодно. Гораздо проще купить помещение и просто разместить рекламу в интернете, заманив доверчивых клиентов низкими ценами. И желательно таких, до кого родственникам особо дела нет – чтобы не возникало лишних вопросов…

Частный сектор в этой сфере – он разный. Есть приличный и хороший, а есть варварский. Частный сектор у нас никак не регулируется, поэтому туда идут люди, которые не имеют об этом ни малейшего представления. В СНТ снимают домик, туда завозят бабушек и дедушек, которые там заживо гниют. Это сплошь и рядом. И это всё в рамках закона происходит, к сожалению,

– рассказал в интервью Царьграду гендиректор сети частных пансионатов и домов престарелых «Жёлтый крест» кандидат экономических наук Рамаз Ахметели.

Проверить такие учреждения можно только по жалобам клиентов. Но как пожалуется «сданный» в дом престарелых одинокий старик, на чью квартиру положили глаз недобросовестные родственники или мошенники? Ведь и такие случаи бывали. Так, например, в Туле два года назад раскрыли банду «чёрных риелторов», которые знакомились на улице с пожилыми людьми, выясняли их возраст и семейное положение. Если жертва была «подходящая» – втирались в доверие, навещали дома, привозили еду и напитки. Потом убеждали стариков, что в доме престарелых им будет лучше, и подсовывали договор на продажу квартиры. Деньги за неё, конечно же, не отдавали.

84-летний пенсионер рассказал, как его лишил квартиры и денег собственный сын, а после упёк в дом престарелых…

С учётом того, что для открытия частного дома престарелых у нас не требуется даже лицензии, нетрудно представить, как этим пользуются мошенники для отъёма квартир и наживы. Квартиру – отнять, пенсию – отнять, а дедушек с бабушками поместить в «тюрьму», где они будут жить в антисанитарии, без нормального питания и ухода до самой смерти.

Впрочем, среди тех, кто открывает частные пансионаты для пожилых, есть и честные люди. Они сами просят власти ужесточить контроль за их сферой, ввести лицензирование, а вступление в реестр поставщиков социальных услуг сделать обязательным. Такие предложения прозвучали, например, в 2017 году от омских предпринимателей:

«Государство должно контролировать нас, и каждый поставщик социальных услуг должен быть включен в реестр. Надзорные органы должны знать о нас, где мы находимся, на какой территории, и для открытия пансионата должно быть выбрано соответствующее помещение», – уверен руководитель сети пансионатов для пожилых людей «Солнечный путь» Евгений Филиппов.

Согласен с тем, что в этой сфере необходим государственный контроль, и Рамаз Ахметели.

Я очень много лет предлагаю: давайте введём для таких стационарных учреждений для пожилых обязательное медицинское лицензирование хотя бы на сестринское дело – у меня такая лицензия, например, есть. Но это всё игнорируется и никому не интересно. Не все те люди, которые открывают частные дома престарелых у нас как бы в нелегальном поле, – откровенные жулики. Многие из них подтянулись бы и перешли на правильные рельсы. Только сейчас это никому не нужно,

– посетовал он в интервью Царьграду.

Быть может, большее внимание государства к сфере социальных услуг для пожилых, если и не свело бы на нет трагедии, подобные тем, что случились в Перми, Челябинске, Москве, Красноярске, то существенно сократило бы число таких случаев. Ведь ситуация, когда самые уважаемые и в то же время беззащитные члены общества вместо спокойного заслуженного отдыха получают тюремные условия и лишаются остатков здоровья или даже жизни в частных домах престарелых, – совершенно не нормальная.

100%

0%

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here