Домой Россия Продажа «Ленты» как зеркало торгового кризиса в России

Продажа «Ленты» как зеркало торгового кризиса в России

22
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Продажа «Ленты» как зеркало торгового кризиса в России

Когда владельцы «Ленты» решили выйти из российского бизнеса, третьей по размеру выручки сетью заинтересовались непосредственные конкуренты. Победил «Утконос». И конкуренции в стране стало ещё меньше

Битва за «Ленту»

Стало известно, что сеть гипермаркетов «Лента», которая должна отойти владельцу «Северстали» Алексею Мордашову, являлась также объектом пристального внимания «Магнита» – сети, де-факто контролируемой банком ВТБ. Более того, «Магнит» предложил бо́льшую сумму, но по некоторым причинам (о них ниже) «Лента» не могла принять его предложение. Впрочем, если Федеральная антимонопольная служба (ФАС) не утвердит сделку между «Севергрупп» Мордашова и владельцами «Ленты», последние могут вернуться к переговорам с «Магнитом».

А специалистам ФАС определённо есть о чём подумать. На кону стоят 379 магазинов, третье место на российском рынке после X5 Retail Group («Пятёрочка», «Перекрёсток», «Карусель», «О’Кей») и того же «Магнита». В этих условиях переход сети к четвёртому по размеру состояния гражданину России выглядит меньшим злом: он тоже не новичок на продуктовом рынке, но контролирует «всего лишь» разветвлённую сеть доставки «Утконос», позволяющую особо ленивым гражданам вообще не выходить из дома.

Глава Минпромторга Денис Мантуров потребовал поднять до 35% возможную долю одной торговой сети в регионах и…

То есть можно сказать, что в борьбе за «Ленту» «Утконос» опередил «Магнит». Мордашов первым сделал конкретное предложение, сделка готовилась в строжайшей тайне, но какие-то детали всё же утекли, и тут заволновался «Магнит» (фактический контроль у банка ВТБ, сидящего на государственных деньгах). Источники расходятся в характеристике переговоров – представители «Ленты» утверждают, что «Магнит» не представил чёткий план развития объединённой сети, но в то же время дают понять, что предложение поступило, когда соглашение с «Севергрупп» уже было заключено.

Правда, независимые директора компании вроде бы связывались с «Магнитом» на предмет его участия в сделке, но непонятно, был ли Мордашов готов делить покупку с прямым конкурентом. У богатых людей чрезвычайно чувствительное эго.

Кстати, нынешние владельцы «Ленты» – не граждане России. Пакет в 41% Мордашов получит от американской TPG Capital и Европейского банка реконструкции и развития, сворачивающих свой бизнес в нашей стране, а потом доведёт долю до контрольной через скупку акций у миноритариев. Те, кстати, недовольны менеджментом: предложение «Магнита» было бы для них выгоднее.

Слияния и поглощения

Но нас волнуют не проблемы биржевых игроков, а цены и качество в магазинах. Чтобы понять, что с ними происходит, давайте вспомним, как консолидировался рынок.

  • В 2008 году X5 Retail Group приобрела быстро развивавшуюся сеть «Карусель» и сохранила её бренд.
  • В 2010 году X5 Retail Group приобрела сеть «Патэрсон» и сделала её «Перекрёстком».
  • В 2010-11 годах всё та же X5 Retail Group купила «Копейку» – большинство магазинов переименованы в «Пятёрочки».
  • В 2011-12 годах сеть «Дикси» приобрела компанию «Виктория» – погибли сети «Виктория», «Квартал», «Дёшево», «Семейная копилка».
  • В 2017 году X5 Retail Group нанесла новый удар – объявила о приобретении сети гипермаркетов «О’Кей»; правда, пока обошлось без ребрендинга.
  • Без поглощений крупными конкурентами погибли в России такие значимые бренды, как «Рамстор», «Седьмой континент», «Алми». Последнюю покупатель переформатировал в магазины Your park, но не продержался и года.

В России продолжается «война» между сетевыми ритейлерами и производителями, причём если для первых на кону…

И это только федеральные сети. В регионах же число поглощений попросту огромно (практически каждый областной центр может вспомнить такую историю). Централизованная логистика и выгодные соглашения с поставщиками (об этом ниже) позволяют гигантам временно выставлять более низкие цены, чтобы лишить местного конкурента покупателей и сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться.

Самая мягкая характеристика такой тактики – «выкручивание рук». А самое грустное, что в результате такой «централизации» на полках сетевого магазина, скажем, в Воронежской области может не быть буквально ни одного товара из этого сельскохозяйственного края. Предложения ввести обязательную долю местных товаров в ассортименте магазинов звучали не раз, но неизменно блокировались лоббистами торговых сетей.

Продажа «Ленты» как зеркало торгового кризиса в России

Фото: Julia Kuznetsova / Shutterstock.com

ФАС не туда смотрит

А теперь, внимание, слова главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева в недавнем программном интервью телеканалу НТВ:

Если на рынке активная конкуренция, много поставщиков, много производителей примерно одного и того же стандарта качества, то цены являются рыночными, конкурентными и справедливыми. И 99% продуктового рынка именно такими и являются. Бывают иногда всплески в отдельных регионах, как в Крыму это было – шторм, моста ещё не было, взлетают цены. Мы этого не допускаем, называем это недобросовестной конкуренцией и штрафуем за это.

Для рынка розничной торговли 2017 год стал непростым: ритейлеры столкнулись со снижением покупательской…

То есть постоянные поглощения, приведшие к торжеству трёх-четырёх сетей – это рыночно, конкурентно и справедливо, полагает главный антимонополист страны. Вообще-то в экономике такое положение дел называется олигополией, совместным монополизмом нескольких крупных компаний. Новичков в свой круг они не пускают: посмотрите, сколько брендов ушло, а обратного процесса – выхода на федеральный рынок новых игроков – практически нет. Относительно молодым считался «О’Кей», созданный в 2001 году и вышедший за пределы питерского региона лишь в 2009-м, но, как видим, его хватило лишь на восемь лет экспансии. Так что на массу погибших или «освоенных» за последнее десятилетие брендов приходится ровно один новый – томская сеть «Ярче!». Надолго ли её хватит – большой вопрос.

Артемьев не видит признаков картельного сговора между сетями – он полагает, что они борются друг с другом, не координируют цены, вкладываются в рекламу, то есть ведут полноценную рыночную борьбу. Возможно, это действительно так, но ведь речь сейчас идёт лишь об отношениях с покупателем. А вот своих поставщиков, то есть наших сельхозпроизводителей, сети «прогибают» совершенно бессовестным и вполне синхронизированным образом.

Продажа «Ленты» как зеркало торгового кризиса в России

Фото: StockphotoVideo / Shutterstock.com

Пользуясь тем, что производителям мяса или хлеба просто некуда идти – мелкие сети душатся на корню, – сетевые гиганты ведут политику самого настоящего ценового террора, чтобы максимизировать свои прибыли. Порой доходит до того, что из уплаченной вами цены за вычетом НДС продавцу достаётся больше, чем тому, кто этот товар, собственно, создал, а уж о марже, о чистой прибыли и говорить нечего. Одновременно закрываются колхозные рынки («антисанитария и вообще прошлый век»), вводятся критические для малого бизнеса ограничения на продажу ряда товаров.

Руководители крупнейших сетевых торговых компаний высказали вице-премьеру Дмитрию Козаку свою точку зрения на…

Что нужно сделать

Производители не молчат, нет – они кричат о своей беде и в ФАС, и в правительство, и президенту, но пока никаких шагов нет. Зато приходится отменять торговое эмбарго по ряду позиций – почему-то импортозамещение не сработало. А как оно будет работать, если из 60 рублей за десяток яиц производитель получает дай Бог 25, тогда как продавец, чьи расходы существенно меньше, скажем, 15? Если бы соотношение было 35 к 5, нам не пришлось бы ввозить яйца из США. Но для этого нужна реальная конкуренция, а не покупка «Ленты» «Утконосом» или «Магнитом».

А для развития конкуренции нам необходимо выявить и уничтожить лоббистов крупных торговых сетей в центральной и региональных властях, несколько раз поймать за руку аффилированных чиновников, найти и доказать возможные факты подкупа тех, кто принимает решения, душащие местную торговлю в угоду федеральным гигантам. Надо уменьшить долю присутствия одной сети на рынке с 25% хотя бы до 15% (за это, справедливости ради, ратует ФАС). Надо обязать сети как минимум в сельскохозяйственных регионах иметь на полках местные товары не ниже установленной квоты. Надо разрушать кабальную систему договоров между сетями и производителями – недавно они вообще напоминали условия продажи в рабство, сейчас благодаря усилиям группы Елены Мизулиной Закон о торговле стал несколько жёстче, но ритейлеры с лёгкостью обходят новые ограничения.

Иначе в результате следующих поглощений мы получим один сплошной магнитный икс-пять. И сельское хозяйство России будет окончательно убито.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here