Домой Россия Русская Церковь – «пленница капитализма»

Русская Церковь – «пленница капитализма»

3
0
ПОДЕЛИТЬСЯ


Дело протоиерея Николая Стремского как серьёзная церковная проблема …

Русская Церковь – «пленница капитализма»

В
среду, 25 сентября, в Ленинском районном суде г. Оренбурга избрана мера
пресечения в виде заключения под стражу на срок 1 месяц 19 суток до 12 ноября
2019 года руководителю местной религиозной организации «Православная
Свято-Троицкая Симеонова обитель милосердия» 65-летнему митрофорному протоиерею
Николаю Стремскому, сообщил сайт суда.

Органами
следствия он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. 131 ч.4
п. б; ст. 135 ч.3; ст. 156 УК РФ.

Также
была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 1 месяц 19
суток дочери отца Николая и его зятю, которые обвиняются по ст. 127 ч.2 пп. а, д,
ж УК РФ.

Следственными
органами Следственного комитета Российской Федерации по Оренбургской области
предъявлено обвинение отцу Николаю в совершении преступлений, предусмотренных
ч. 3 ст. 135 УК РФ (развратные действия), п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ
(изнасилование) и ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию
несовершеннолетнего), сообщает сайт Следственного комитета Российской
Федерации. Кроме того, удочеренной им Елене Стремской и ее супругу Виктору Щербакову
предъявлено обвинение в незаконном ограничении свободы несовершеннолетних (пп.
«а», «д», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

По
данным следствия, «в период с января по август 2018 года Стремский, находясь на
территории поселка Саракташ Оренбургской области, неоднократно совершал в
отношении шести опекаемых и удочерённых несовершеннолетних развратные действия,
а также совершил изнасилование одной из них. Также следствием установлено, что
его дочь Стремская и Щербаков в августе 2018 года, применяя насилие, заперли трёх
несовершеннолетних потерпевших в гаражном помещении, где удерживали на
протяжении продолжительного времени, ограничив их личную свободу».

По
уголовному делу к настоящему моменту признаны в качестве потерпевших семь
несовершеннолетних, находящихся под опекой или удочерённых отцом Николаем
Стремским, приняты меры по оказанию им психологической помощи и изоляции от
возможного негативного воздействия.

«Судом
по ходатайству следствия всем обвиняемым избрана мера пресечения в виде
заключения под стражу. По уголовному делу проведено более 17 обысков и выемок,
изъяты предметы, имеющие значение для уголовного дела, допрошено большое
количество свидетелей, назначены необходимые экспертизы. В настоящее время
уголовное дело для дальнейшего объективного, всестороннего и более оперативного
расследования передано в Главное следственное управление СК России», —
сообщается на сайте Следственного комитета.

Указом
митрополита Оренбургского и Саракташского Вениамина протоиерей Николай
Стремский запрещён в священнослужении на время ведения следствия, сообщил епархиальный сайт.

По
словам губернатора Оренбургской области Дениса Паслера, «вопиющая тема стала
главной в эти дни в области. Арест настоятеля Саракташской церкви Николая
Стремского по обвинению в насилии к своим приёмным детям. Следственные органы
начали работу по этому делу, и оценку произошедшему даст суд».

«На
мой взгляд, не имеет значения, кем работал или кем служил человек, совершивший
преступление — священником, генеральным директором или дворником. У нас
светское государство, и закон един для всех. Страшнее, что в самом низком
преступлении подозревается отец. Тот, кто должен быть защитой и опорой —
особенно для приёмных детей, которых не раз обманывали взрослые», — такое
мнение политик выразил на своей страничке в Instagram.

«Церковь
для нас — место, куда приходят за советом и помощью, ищут спасения. Так было и
будет. Мы поможем детям, решим все бытовые вопросы. Сегодня в Саракташе
работают министры социальной защиты и образования. Они оценят в каких условиях
и как воспитываются дети. Но сложнее решить другой вопрос — показать ребятам,
что мир может быть другим. И здесь важно участие всех», — заключил глава
Оренбургской области.

Власти
Оренбуржья передали девятерых детей священника Николая Стремского на
государственное обеспечение, дети здоровы и продолжают учиться, сообщили в
пресс-службе губернатора области. Также сообщается, что по поручению губернатора
в Саракташе после ареста священника работали министры соцзащиты и образования
области, специалисты социальных служб и органов опеки, которые «провели встречу
с несовершеннолетними детьми, жившими в доме Стремских, и проверили состояние
дел в Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия, находящейся в ведении
Оренбургской епархии».

«Один
приёмный и восемь опекаемых детей взяты на полное государственное содержание и
размещены в образовательных организациях. Все они здоровы и продолжают учебу
под кураторством министерства образования», — сообщает пресс-служба
губернатора.

Отмечается,
что 26 постояльцев Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия обеспечены
питанием и всем необходимым. «Просьб и жалоб от проживающих в приюте не
поступило. Ситуация на контроле министерства социального развития области и
администрации Саракташского района», — говорится в сообщении.

Уполномоченный
при Президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что обратилась
в прокуратуру Оренбургской области для проверки деятельности и действий местных
органов опеки и попечительства в связи с делом священника Николая Стремского,
сообщает ТАСС.

«По
предварительной информации, которой мы располагаем, всего под опекой Стремского
с 1994 года по настоящий момент было 40 несовершеннолетних. Мы направили
обращение в прокуратуру Оренбургской области с просьбой провести проверку
деятельности органов опеки и попечительства», — сказала Кузнецова журналистам в
пятницу.

По
её словам, аппарат уполномоченного связался с регионом сразу после появления
соответствующей информации о ситуации с детьми. «По имеющейся информации, на
момент задержания Стремского под его опекой находилось 8 детей, один ребенок
был усыновлён. Они сейчас изъяты из семьи и помещены в детские государственные
учреждения, с ними работают психологи», — добавила Кузнецова.

Председатель
Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир
Легойда призвал воздержаться от эмоций и не мешать следствию по делу протоиерея
Николая Стремского. Об этом он заявил ТАСС.

«Реакция
епархии была своевременной и единственно возможной в данной ситуации. На время
расследования священник запрещён в служении, все дальнейшие решения будут
приниматься после вынесения судебного решения. Со своей стороны хочу напомнить
о презумпции невиновности и о том, что только суд может признать человека
виновным или невиновным, поэтому мне кажется, что сейчас очень важно всем
воздержаться от каких-то эмоциональных ненужных комментариев и не мешать
работать следствию», — сказал Легойда.

«А
почему, если участники несанкционированных митингов, то — сразу отпустить,
точно невиновны и т.д. — без суда и следствия, так сказать. А если
подозревается священник — то сразу "священник-педофил", до суда, до
судебного решения», — написал председатель Владимир Легойда в своем
телеграм-канале. Он отметил, что сам «только за», когда людей отпускают или
смягчают сроки, и считает, что священник должен понести наказание, если он
виновен. «Но вину его должен признать суд, а не медиапространство. До той поры
никто никого не может назвать преступником, только обвиняемым или
подозреваемым. Иначе некузяво получается, господа! Ведь это очень даже
либеральная ценность — презумпция невиновности», — напомнил Легойда.

На
скандальную историю закономерно отреагировал «главный
церковный блогер», заштатный протодиакон Андрей Кураев, который, как оказалось,
был однокашником протоиерея Николая Стремского по Московской духовной
семинарии.

Кураев
обвиняет священника-однокашника в том, что для того массовые усыновления — лишь
бизнес-проект: «Он оформил на себя десятки детей, с которыми он на самом деле
практически никак не общается. Вместо него это делают послушницы. А он получает
немало средств на их содержание, не забывая и самого себя».

Протодиакон
напомнил, что в 2015 году в отношении этого священника было возбуждено
уголовное дело. Его подозревали в том, что он сел за руль своего автомобиля Mercedes
в нетрезвом виде.

Также
на своей страничке в «Живом журнале» о. Андрей выложил видеозапись, на которой судья
зачитывает решение суда. Отмечается, что «при обыске обнаружены документы,
свидетельствующие о приобретении большого количества объектов дорогостоящего
недвижимого имущества как на территории РФ, так и за ее пределами…
значительное количество недвижимости за пределами России». «Хороший бизнес был
у "папочки". Приносил ему и дома и ордена и определенные сексуальные
радости», — ёрничает протодиакон. Если это подтвердится, то печально.

В
дополнение Кураев цитирует анонимное «Письмо» «православных
христиан из Оренбурга», в котором сообщается о «нестроениях, которые происходят
у нас в Оренбурге». «В последние годы, как рассказывают нам люди, которые
посещали Обитель Милосердия, отец Николай (Стремский. — РНЛ) очень сильно
пристрастился к вину. Он мог не появляться в Обители целые недели, либо его
видели жители поселка в подвыпившем состоянии».

Впрочем,
большая часть письма посвящена не отцу Николаю Стремскому, с которым, как
следует из письма, его авторы лично не знакомы, а дискредитации митрополита
Оренбургского и Саракташского Вениамина (Зарицкого), который «не принимал
никаких мер воздействия», поскольку, мол, финансово зависел от богатого
протоиерея и что вообще кроме денег Владыку ничего не интересует и так далее и
тому подобное. Более того, анонимные православные оренбуржцы в письме к блогеру
Кураеву прямо просят Патриарха Кирилла прислать им нового митрополита. Такой
откровенный наезд на правящего архиерея, который почти 20 лет был настоятелем
знаменитого Николо-Угрешского монастыря, заставляет усомниться в чистоте
помыслов как протодиакона Андрея Кураева, так и его анонимных информаторов.

А
вот история с протоиереем Николаем Стремским пока вызывает много вопросов, на
которые, будем надеяться, даст обществу ответ следствие. Одно уже несомненно, —
либеральные средства массовой информации попытаются использовать скандальную
историю для подрыва авторитета Русской Православной Церкви в обществе. Это —
очень удачный повод выставить чуть ли не всех священнослужителей Русской Церкви,
так или иначе работающих с детьми, педофилами, извращенцами и сребролюбцами.
Особенно в условиях, когда либералами поднимается новая волна вокруг темы
«насилия в семье». Пока стоит поддержать призыв Владимира Легойды помнить о
презумпции невиновности. Услышат ли его глашатаи либеральных свобод?

Разумеется,
священнослужители Русской Православной Церкви, являясь обычными членами нашего
общества, подвержены тем же соблазнам и имеют те же грехи, что и прочие
граждане России. И вполне может случиться, что и протоиерей Николай Сремский
совершил преступление. Вместе с тем, любой непредвзятый человек понимает, что в
процентном отношении людей, совершающих преступления и ведущих аморальный образ
жизни, среди духовенства гораздо меньше, чем в других группах населения. В
целом православное духовенство на порядок нравственнее остальной части
российского общества.

Между
тем, история с протоиереем Николаем Сремским высвечивает сложную проблему для
Церкви — зависимости архиереев от бизнеса. Как правило, у священнослужителей, занимающихся
большими общественными проектами (каким является и «Православная Свято-Троицкая
Симеонова обитель милосердия» в Саракташе), есть крупные спонсоры, которые
финансируют эти проекты. Священники, имеющие крупных жертвователей, обыкновенно
находятся на особом положении. Правящие архиереи, по обыкновению, относятся
снисходительно к таким клирикам, игнорируя даже тревожные сигналы об их недостойном
поведении.

Терпимость
правящих архиереев обусловлена их зависимостью от тех же самых жертвователей.
На личное содержание архиерея требуются относительно небольшие средства,
которые отчисляют приходы. Но у любого правящего архиерея есть и некоторые
обязательства. Он должен восстанавливать и ремонтировать храмы и монастыри,
открывать всякого рода богоугодные заведения. А эти проекты дорогостоящие, на
их реализацию средств, отчисляемых приходами, недостаточно. И если архипастырь рассорится
со спонсорами, тогда реализация большинства епархиальных проектов окажется под
угрозой. Именно поэтому архиереи нередко снисходительны к клирикам, умеющим
находить богатых жертвователей.

Увы,
Русская Православная Церковь в некотором отношении является «пленницей
капитализма». И это большая проблема, к разрешению которой, кажется, еще и не
приступали со всей серьезностью…

Редакция «Русской народной линии» 

Русская Церковь – «пленница капитализма»  

Русская Церковь – «пленница капитализма»  

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here