Домой Россия Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палата

Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палата

11
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палата

Счётная палата России провела проверку лесоустройства в стране за последние пять лет и выяснила, что власти на самом деле ничего не знают о состоянии лесного хозяйства. Естественно, нелегальные рубки огромны, лес массово вывозится в Китай, обогащая "легальных" чёрных лесорубов. В чём основные проблемы и как их решить?

С каждым годом ситуация с великим и бескрайним, как море, русским лесом становится всё тяжелее. Только за последние пару лет в лесном хозяйстве страны проведено сразу несколько масштабных проверок, и всякий раз их результаты удручают. То и дело мы слышим о громких региональных уголовных делах за незаконную вырубку леса и вывоз его в Китай, однако воз и ныне там.

В конце лета 2019 года именно незаконные рубки леса стали причиной настоящей катастрофы. Чёрные лесорубы сожгли огромные площади леса в Сибири и на Дальнем Востоке. Население этих регионов без преувеличения задыхалось от дыма и смога, а сами пожары угрожали целым населённым пунктам.

МЧС в августе 2019 года бросало на тушение пожаров тысячи человек и сотни единиц техники, в результате чего распространение рукотворного преступного огня было остановлено. За полгода ущерб от пожаров достиг 2,4 млрд рублей. Причина его возникновения всё в том же: предприимчивые лесорубы пытались скрыть незаконные делянки, поджигая места рубок. Многих из них так и не поймали, и эти люди, вне всяких сомнений, продолжают вести свой губительный бизнес и сейчас.

Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палатаЗа полгода ущерб от пожаров составил 2,4 млрд рублей. Тушение пожара. Фото: EMERCOM of Russia / Globallookpress

Определённый ответ на вопрос о том, почему так происходит, уже несколько раз давала Счётная палата. По поручению президента России это ведомство регулярно проверяет ситуацию с лесными пожарами и состоянием лесного хозяйства в стране. Счётная палата в прошлом году уже сообщала, что только за последние три года число пожаров выросло на 12% и в 2018 году достигло 11,4 тысячи. Огонь прошёл площадь в 8,5 млн га, что по размеру больше, чем территория Австрии.

Последняя проверка Счётной палаты касалась лесоустройства, то есть проведения работ по изучению и возобновлению лесов. И проверка эта показала, что такие работы идут из рук вон плохо, регионы не в состоянии уследить за арендаторами, бюджетные средства, вероятно, оседают в чьих-то карманах, а сами власти вот уже 10 лет ничего не знают о состоянии лесов.

Удручающая статистика

В опубликованном Счётной палатой докладе сказано, что аудиторы ведомства проверяли состояние лесоустройства и распределение выделяемых на него средств за период с 2015 по 2019 год. Оказалось, что проблем с лесными хозяйствами, финансированием, арендаторами и коррупцией стало только больше. Один из главных выводов доклада Счётной палаты звучит следующим образом:

Система организации лесоустройства не позволяет обеспечить государство и общество актуальной и достоверной информацией о состоянии лесного ресурса страны. Сведения о лесах на площади 967 млн га неактуальны.

Отметим, что таким образом невидимыми для властей оказались 84% всего лесного фонда страны. 967 млн га – это астрономически много. Царьград ранее уже сравнивал площадь «лесов-невидимок» в России с размерами целых государств. Для сравнения, площадь Китая – 960 млн га, а США – 950 млн га. То есть сейчас мы ничего не знаем о состоянии лесов в России на площади, практически эквивалентной территории США. Чего же тогда удивляться, что там есть незаконные рубки и вообще каждый делает что хочет?

Но вернёмся к понятию о лесоустройстве. Этот комплекс работ вбирает в себя очень много действий. Это и изучение, описание, учёт лесов, их характеристик, возраста, состояния, а также мероприятия, направленные на защиту насаждений и их воспроизводство. Счётная палата установила, что на большей части лесных территорий страны никакого лесоустройства не было уже более 10 лет, хотя деньги на это из бюджета выделялись. Исключением не стали даже особо охраняемые природные территории.

Анализ данных о давности проведения лесоустройства на территории Российской Федерации показал, что на 84,4% площади земель лесного фонда, на 91,1% площади земель обороны и безопасности, на которых расположены леса, на 68,7% площади земель особо охраняемых природных территорий, на которых расположены леса, лесоустройство проводилось более 10 лет назад,

– сказано в докладе ведомства.

Тогда аудиторы Счётной палаты решили проверить финансовую составляющую лесоустройства и изучить данные Рослесхоза. Но и тут их подстерегла неудача. Оказалось, что «отчётность на федеральном уровне не содержит достоверных и актуальных данных об объёмах и финансировании лесоустроительных работ».

Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палатаСейчас мы ничего не знаем о состоянии лесов в России на площади, практически эквивалентной территории США. Фото: Shutterstock.com    

Счётная палата пишет, что, по её сведениям, только за пять лет на лесоустройство выделено 6,3 млрд рублей, но эта сумма не позволила обеспечить необходимые работы. Таксация (изучение) лесов проведена лишь на 116,2 млн га, или на площади в 10,1% от всего лесного фонда страны, а оставшиеся деньги либо пропали, либо потрачены на что-то другое. Почему же так вышло?

Налицо непонятное распределение полномочий между федеральным центром и регионами. В 2007 году вступил в силу новый Лесной кодекс, и в одночасье все функции по лесоустройству и борьбе с лесными пожарами оказались в руках регионов, а федеральная система оказалась разрушенной. В результате так называемой оптимизации численность работников лесничеств и сотрудников лесной охраны в России сократилась в пять раз.

Было бы наивно предполагать, что этой ситуацией за последние пять-десять лет не воспользуются чёрные лесорубы и даже вполне себе легальные арендаторы лесных участков, которые работают на виду у властей, но из-за проблем лесохозяйственной системы рубят там, где делать этого категорически нельзя. Что же касается чёрных лесорубов, то об их деятельности во многих районах вообще узнают только тогда, когда леса начинают гореть.

В чём проблема?

В докладе Счётной палаты есть не только указание на непрозрачное финансирование лесоустройства, но и объективное напоминание – с арендаторами леса надо что-то делать, а деньги не должны уходить куда угодно, только не на заботу о лесах. Журналисты Царьграда в начале 2020 года посетили Красноярский край, где нашли сразу множество ответов на вопрос, кто вырубает русский лес. В расследовании телеканала есть и примеры коррупции, и примеры работы арендаторов гигантских лесных участков.

Не будем забывать, что в 2019 году Счётная палата оценила ущерб от незаконной вырубки русского леса в 11-12 млрд рублей в год, что больше, чем годовой бюджет, например, Еврейской автономной области (9,5 млрд рублей). В 2018 году незаконно вырублено 1,3 млн кубометров леса, причём наибольшая часть – в Иркутской области. Ущерб для региона составил колоссальные 4,4 млрд рублей. Гигантские харвестеры косили вековую тайгу, уничтожались кедры и другие особо ценные породы деревьев.

Почему? Потому что регион и федеральный центр ничего не знают о лесоустройстве, выделяют на него десятки миллиардов рублей, но самого лесоустройства, а значит защиты леса, не происходит. Деньги уходят по карманам или тратятся на другие цели (Счётная палата пишет, что некоторые регионы истратили эти деньги на иные нужды). Закономерный вывод делается в докладе:

«В результате арендаторами лесных участков принимались, а органами государственной власти субъектов Российской Федерации вносились изменения в ГЛР (Государственный лесной реестр – ред.) на основании материалов лесоустройства, подготовленных с нарушением требований лесоустроительной инструкции».

И дальше:

Кроме того, возможность арендаторов лесных участков самостоятельно определять исполнителя лесоустроительных работ, периодичность проведения лесоустройства на арендованном им лесном участке при отсутствии надлежащего контроля со стороны уполномоченных органов исполнительной власти в области лесных отношений влечёт риски коррупционных проявлений с целью подготовки «заказных» материалов лесоустройства для необоснованного увеличения объёмов рубок.

Теперь всё понятно. Арендатор вполне законно снимает участок леса в сотни гектаров и делает там что хочет. Точнее – обогащается. И никакая инспекция никогда не установит, что он поступает неверно. У неё просто нет актуальных данных о проверке или же они подделаны так, что разрешают рубку.

Более того, у особо крупных арендаторов есть собственная служба охраны территории, свои средства защиты от посягательств тех, кто захочет «откусить» у них кусочек леса. Ведь русская тайга – золотая и делает таких арендаторов очень богатыми лесными феодалами и местными бизнес-авторитетами. И это не считая того процента, который вырубается «в чёрную», то есть без аренды, а просто, что называется, в наглую.

«У органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, которые ведут Государственный лесной реестр, отсутствуют правовые основания для контроля качества выполненных арендаторами лесоустроительных работ. Установлено отсутствие вовлечения арендаторов в процесс лесоустройства в отношении предоставленных им в аренду участков», – делает вывод Счётная палата.

Что с этим делать?

Счётная палата призывает в докладе разработать требования, по которым тот или иной участок будет предоставлен в аренду для заготовки. Лесоустроительные работы на нём должен вести сам арендатор, и сам же их финансировать из своих средств. Также ведомство рекомендует разработать критерии и хотя бы какой-то порядок использования лесов в России. Как это ни смешно, но сейчас его нет.

Русского леса скоро не будет: О чём молчит Счётная палатаНезаконная вырубка леса, как это ни парадоксально, идёт «законно«. Фото: Drahoslav Ramik  / Globallookpress 

Словом, необходимо править и Лесную инструкцию, и Лесной кодекс, начать масштабную работу по изучению состояния русского леса и посредством этого вытеснить лесорубов, спасти тайгу. Эту позицию в беседе с Царьградом поддержала и активистка иркутского «Общественного контроля» Любовь Аликина.

Почему это происходит? Потому что очень многие в этом заинтересованы, включая чиновников, тех, кто имеет власть над нашими лесными фондами. Когда наш «Общественный контроль» выезжает в леса, мы проверяем документы, которые находятся у вырубщиков на делянах. И мы обращаем внимание на то, что лесоустройство у нас проводилось фактически ещё в 1985 году,

– сказала она.

Проекты освоения лесов на сегодняшний момент, по её словам, имеют недостоверную информацию, из-за чего не учтено огромное количество леса. Она поставила под сомнение заявление властей о том, что лесоустройство в Иркутской области в последний раз проводилось в 2002-2003 годах.

«Туда просто включали то, что им уже было нужно, а остальное оставалось в категории резервных лесов. Ведь леса сегодня делятся на три категории – эксплуатационные, где можно рубить, защитные, которые охраняются, и резервные. К последним относятся как раз те, которые не учтены, а среди них есть и особо охраняемые природные территории, но на них у государства нет денег», – обратила внимание Аликина.

У нас практически вся тайга порушена. Там порубочные остатки девственной тайги, где было бы разнообразие растительного и животного мира, там его уже нет. Когда мы приезжаем в отдалённые территории на севере, мы просто-напросто идём уже по пням, по корягам и по вершинникам, которые остаются от первого среза,

– рассказала активистка.

Она не согласилась с тем, что в лесах всё ещё осталось множество чёрных лесорубов. По её словам, их уже почти нет, а незаконная вырубка леса, как это ни парадоксально, идёт «законно».

«Чёрный лесоруб сегодня – это арендатор. Это тот человек, который имеет у себя пакет документов и документную базу по договору. Но его никто не проверяет, так как разрешительный характер Лесного кодекса канул в Лету в 2006 году, а с 2007 года у нас работает заявительный характер. Человек захотел взять в аренду лесной участок, заявил, получил и хозяйничает», – объяснила Аликина.

Она также сказала, что у Иркутской области сегодня просто нет денег на лесохозяйственную деятельность и отсутствует материально-техническая база, тогда как по Лесному кодексу контроль и управление находятся в регионе.

Получается, что на 27,5 тысячи га леса у нас один госинспектор. У нас уничтожен институт лесников. У госинспектора нет ни технической базы, ни оружия. Если раньше лесник знал каждого браконьера и каждый кустик, то теперь это не так,

– сказала она.

Аликина добавила, что страдает не только лес, но и животный мир. Глухариные тока вырубаются, хотя тот же лесничий всегда знал, где они, и мог их защитить. Маршруты миграции многих животных пролегают в тайге через арендные участки.

Совершенно очевидно, что коррупционные схемы сейчас настолько прочны, что обрушить их будет крайне трудно. Ведь они формировались десятилетиями. Ясно и то, что сами чиновники и влиятельные лесные бароны будут активно протестовать, чтобы и дальше зарабатывать на гибели русского леса. Печально, что на доклад Счётной палаты не обратил внимание практически никто – ни сообщений по федеральным телеканалам, ни статей на страницах центральных СМИ. А ведь речь идёт о нашем национальном богатстве – русском лесе, о заповедных местах, которых больше нет нигде на планете.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here