Домой Слово Пастыря 3770 Не думай больше, чем открыто /проповедь 25.08.2019/

3770 Не думай больше, чем открыто /проповедь 25.08.2019/

5
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Говорите, что хотите. Живу, как могу. Делаю все, что могу. Судья мне Господь»

(проповедь отца Андрея 25 августа 2019 г на 1Послание Апостола Павла к Коринфянам)

Христос Воскресе!

Как вы помните, человек не живет одним хлебом. Живет «всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4,4). Поэтому нам нужно уходить (по возможности, конечно) не иначе, как напитавшись еще и разумной пищей.

Вот что сегодня читали мы из Апостола. «Я думаю, что нам, последним посланникам… (Павел пишет к Коринфянам. Первое Послание) … нам, последним посланникам, Бог судил быть, как-бы, приговоренными к смерти; потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков. Мы – безумны Христа ради, а вы – мудры во Христе; мы – немощны, а вы крепки; вы – в славе, а мы – в бесчестии. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу, и побои, и скитаемся. И трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы – терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне. Не к постыжению вашему пишу сие, но вразумляю вас, как возлюбленных детей своих. Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием. Посему, умоляю вас: подражайте мне, как я – Христу» (1Кор.4:9-16).

	3770	Не думай больше, чем открыто /проповедь 25.08.2019/Смысл послания Павла к коринфянам – это смирить разгордившуюся церковь. Коринф – это был город, который можно сравнить сегодня с Лас-Вегасом. Это был город греха. Это был торговый город на пересечении многих путей. У греков было такое выражение «жить по-коринфски». То есть, жить в праздности, переходить из публичного дома в публичный дом и обратно, из кабака в кабак. Жить воровством, развратом, ничего не деланием. Ну…и гордостью. При этом, почему-то, грешники, ничего доброго не делающие, они еще и гордятся. Парадокс какой-то. Люди, которые делают много добрых дел, они почему-то смиряются. Как отягченные плодами деревья ветки книзу тянут. А грешники почему-то еще и гордятся. Гордые, развратные, праздные, вечно сытые, вечно пьяные с утро до вечера люди – это были коринфяне. Это было такое дерзкое предприятие Павла. Он поставил перед собой невозможную задачу – обратить коринфян ко Христу. На другом языке звучало так: «Ну, если их обращу, то кого тогда не обращу».

В современных условиях…Вот Послание Павла к Римлянам, если бы в нашем современном мире было, это было бы «Послание к Ньюйоркцам». Или – к Сингапурцам. Или – к лондонцам. Или – к москвичам. К какому-то центру финансов, к центру политики, к центру силы. Послание Павла к Коринфянам – это послание Павла к Лас-Вегасу. Или к какому-нибудь подобному городу. К Куршавелю, какому-нибудь.

Вот, если я этих обращу, я – всех обращу!

И он их обратил. Он пришел туда. Научил их. Они покаялись. Но потом старые грехи дали себя знать. Они начали гордиться, начались распри различные. Стали делиться на различные секты. «Я – Павлов. …Я – Аполлосов. …А я – Кифин. …А я – Христов». Об этом он пишет. Кроме того, хоть у них было много духовных даров, при этом от них не ушли грехи. Там были блудники среди верующих. (Один был такой, который жил со своей матерью). Павел пишет: «У вас есть такие грехи, которых нету у язычников». И при этом же том у них было много благодатных даров. Они говорили на языках, они совершали знамения, исцеления, пророчествовали. И вместе с этим они утопали в беззакониях (некоторые из них), от которых они не избавились после Крещения. (…) Вот Павел для того, чтобы их поставить на место, ставит им себя в пример и перечисляет различные характеристики апостольской жизни. Говорит: «Доныне мы терпим голод, жажду, наготу, побои. Скитаемся и трудимся своими руками».

Мы безумные… Они стали умными очень. Эти слова относятся к нам. Потому что у нас, например, у каждого из верующих на книжной полке стоит: у кого-нибудь – двадцать, у кого-нибудь – тридцать … у кого-нибудь сотня, а у кого-нибудь три сотни духовных книг. И апостол Павел мог бы любому из нас сказать, книжнику: «Вы умны, Христа ради, а мы – безумны во Христе». Потому что – мы столько знаем, что, если бы приложить к жизни хотя бы пятнадцатую долю того, что мы знаем и сделать это жизнью нашей; то это бы было такое непорочное, чистое житие. Но, как бы, знаний больше, чем дел. И это некий упрёк. Как сказано одним из святых (Исаак Сирин так говорит): «Знания, не оплаченные делом, – это залог печали и стыда». То есть – стыдно за то, что ты – знаешь и не делаешь. И не знать нельзя. Но, если знаешь и не выполняешь, то это тоже опасная вещь. Коринфяне уже этим страдали. А это первые годы христианской Церкви.

Оказывается, все болезни Церкви были уже в самом начале. Нам может казаться, что мы сегодня одряхлели, и охамели, и ожирели, и отупели. «Разгрешились» и забыли Господа. Нет. Все это было в самом начале. Писание актуально до конца времен.

Павел говорит такие слова: «Мы безумны Христа ради». Апостолов считали безумцами. Когда апостол Павел стоял перед Фестом, правителем Азии, и проповедовал ему, Фест сказал ему: «От многой учености безумствуешь ты, Павел. Ум твой помрачился от многой учености». Есть такое. Я вам рассказывал про Ивана Яковлевича Корейшу. Самого известного юродивого девятнадцатого века в Москве, чье тело лежит на кладбище при Преображенской церкви в Черкизове. Великий человек. Непонятный, великий, странный человек. Такой подвижник. Раб Божий, сорок семь лет добровольно приживший в сумасшедшем доме на цепи. Это хуже всякого затворничества, хуже всякого юродства, хуже всякого монашества. (Если по тесности жизни). Он был преподавателем семинарии. Однажды вел урок, потом махнул рукой, вышел из класса семинарии и больше никогда не возвращался в него. Стал странником. Ему написали диагноз такой: «Сошел с ума от множества книг». То есть – много читал и сошел с ума.

В древности была такая характеристика: «Повредился умом от большой мудрости». Апостолов считали дураками. Говорили: «Вы умные книжки читаете, умные вещи говорите, но вы такое загибаете: и про девство, и про постничество, и про вечную жизнь. Ясно, что вы не в себе». И Павел так и пишет: «Вы – мудрые во Христе, а мы безумные – Христа ради. Мы – немощные. Вы – крепкие. Вы – в славе. Мы – в бесчестии». Конечно так, если сравнить церковную жизнь некоторых торжествующих веков и посмотреть на наши храмы, на красоту наших облачений.

(Прим: Далее отец Андрей говорит в контексте временного, на период ремонта основного храма, богослужения в приспособленном помещении, в трапезной).

Это хорошо, что мы сейчас с этой хибаре, в этой столовой, переделанной наскоро под церковь, молимся. Нам даже и хвалиться нечем. Мы сейчас можем сказать: «А мы молимся по-апостольски». Собрались бы люди на чердаке на молитву. Или – в подвале. Тогда бы мы почувствовали себя, как вот сейчас здесь – без всяких иконостасов, без всяких паникадил, без всяких других вещей красивых. В чем ценность убожества этих временных пристанищ? В том, что мы смело можем примерять на себя эти апостольские одежки. Иначе все так красиво, так зализано, так все великолепно, что впору открывать первое послание апостола Павла к Коринфянам. И читать: «Мы – немощные, а вы – крепкие. Вы – в славе, а мы – в бесчестии. Мы – терпим голод, а вы – сыты. Мы – раздеты, а вы – одеты» (еще хорошо одеты, некоторым некуда пихнуть новую одежку, в шкафу все забито). Такая совершенно актуальная вещь.

Ну и он пишет тут такие конкретные вещи, практически нас касающиеся. Он себя называет отцом коринфянам. Павел, конечно, не забыл заповедь Божию, в которой говорится: «Никому не называйте себя отцами. У вас один Отец на небесах». Так Христос говорит. «Учителями никого не зовите. Один только Учитель – Христос». И Павел, конечно, как хороший фарисей, как хороший еврей, как с детства воспитанный в законе, прекрасно все знает. Но, тем не менее, он позволяет Себе сказать: «Во Христе Иисусе у вас тысячи наставников, но не много отцов». Говорит: «Я родил вас во Христе Иисусе благовествованием». Тот человек, который пробудил нашу душу к покаянию и вере, – это нам «после отца» отец. Может быть даже «до отца» отец. И можно сегодня вспомнить, тех, кто вас привел к вере. Богу же угодно, чтобы люди вразумляли людей. Есть такая трогательная история про одного святого епископа, который, совершая литургию, всегда видел ангела. Возле себя. Возле престола. И ангел молился с ним вместе. А этот епископ имел какую-то ошибочную привычку добавлять в Символ Веры некую добавку, какую-то ненужную. Еретическую даже какую-то. Но был святой человек. И однажды к нему гость пришел. (Как сегодня к нам приехал батюшка из Костромы. Тоже с нами сослужил. Видите, неделя за неделей у нас какие-то гости. Это очень хорошо. Чтобы видели, что Церковь наша большая. Не один какой-то стоит. А разные, разные… Нас – много. И это очень важно). Вот пришел к этому епископу какой-то человек и служил с ним вместе. Священник. Он услышал этот символ веры, читаемый этим святым епископом, и говорит: «Владыка, такого нельзя говорить. Вы здесь говорите ненужную вещь. Опасную, вредную вещь». А ангел рядом стоял. Только епископ его видел. И больше никто. Епископ говорит ему: «Он прав?» Ангел: «Прав!» «Что ж ты стоишь и ничего не говоришь мне? Что ж ты никак не влияешь на меня?» Ангел говорит: «Богу угодно, чтобы люди исправляли людей!!»

Вы слышите? Как это важно! Богу не угодно, чтобы архангел Михаил вразумлял тебя или меня. Или его. Или, чтобы архангел Гавриил спускался с небес на новое благовещение. И подсказывал тебе. Как? …Ты должен простить свою жену. …Или ты должен примириться с начальником. …Или ты должен отдать десятину. Не нужно ангелам заниматься этими вещами. Нужно, чтобы люди вразумляли людей.

И есть те, которые вразумили вас. Давно или недавно. Те, которые дали вам первую книжку духовную. Те, которые сказали вам: «Пойдем со мной в храм!» Те, к которым, может быть, вы сами пришли: «Я знаю, ты – верующий. У меня есть проблема. Я хочу помолиться за своих покойных сродников. Но – не знаю, как…» Ситуаций может быть тысяча. Но кто-то первый же вам сказал. Потому что: Люди вразумляют людей. Не архангел Михаил привел нас в храм Божий, а какой-то человек. (…) Это может быть умерший уже человек, например Федор Михайлович Достоевский, которого ты взял книжку, и она тебя перелопатила так, что ты уже просто не можешь жить по-другому. По-старому. Будешь уже жить по-новому. Ты уже такие вещи узнал, которые тебе спать не дают. Этот человек, это ваш отец во Христе. Он вам возродил душу к другой жизни. Мама родила в эту жизнь. В принципе мама должна рожать и в ту жизнь. У мамы есть задача – рожать в две жизни. Она должна рожать сюда и туда. Мама, которая родила только сюда, а туда ей, как бы, до лампочки, так это – страшная мама. Нужно, чтобы мама родила и туда, и сюда. Но так уже нету. Потому что уже много столетий ведется борьба против семьи и против мамы. Против материнства и против этого нежного домашнего обихода. В отношении всех этих вещей мы все калеки.

И даже осуждать никого не стоит, потому что мы покалеченные люди. (…) Этого нет нигде ни у кого. Даже у самых святых с трудом найдешь. Поэтому, не будем осуждать никого. Но… есть тот человек, который помог нам. Это мама после мамы. Папа после папы.

Павел говорит: «Я родил вас благовествованием». Дескать: «Что вы там на меня восстаете? Отца нужно чтить. Какой бы он там ни был. А я во Христе Иисусу вас родил». (…)

Вы должны дать себе отчет: кто вас родил во Христе Иисусе? (…) Павел называет таких людей – отцами. И говорит здесь нам: «Подражайте мне, как я – Христу». Такая фраза во многом очень важная. Он не говорит: «Подражайте Христу», потому что вы – не можете. Он говорит: «Подражайте мне. Как я – Христу». Существует некая лестница. Лестница подражаний. Существует очень важная вещь. Оказывается – подражание – это очень важный духовный закон. Это не обезьянничество. Так или иначе, люди подражают кому-то. Молодежь подражает кинозвездам. Звездам эстрады. Люди начинают грешить в подражании взрослым. Первую сигарету мальчишка пытался закурить, чтобы быть взрослым. Не потому, что ему табака вдохнуть хочется. Никто так не начинает любой грех. Ему хочется придать себе атрибуты взрослости. Он подражает кому-то. Люди всю жизнь живут в подражании. Что такое мода? Это подражание. Вышла какая-то «баба», прошлась по подиуму в какой-то «тряпке» и, уже глядишь, миллион баб в таких же тряпках по улицам ходят. Это что такое? Это – безумие? Да. Это безумие, построенное на подражании. Причем, говорят люди: «Мы – свободны! Мы свободные люди. Я – свободный человек!» Какой ты свободный? Ты всем на всяком шагу подражаешь. (…) Какой ты свободный? Ты раб рабов. Низший из рабов. Безумец, который считает себя свободным. Свободный – это, действительно, свободный, который не имеет отношения к этим рабским привычкам.

Есть такой закон: если ты не подражаешь святым, то ты кому-то из грешников подражаешь. Павел говорит: «Подражайте мне!» Это, конечно, смелое слово. Я, например, вам не скажу: «Подражайте мне!» У меня язык не повернется сказать эти слова. И не надо. Наоборот, я вам скажу: «Не подражайте мне! Подражайте кому-то другому. Выберите себе кого-то другого для подражания». Можно выбрать кого-то для подражания. Учители могут выбрать себе святых учителей для подражания. Они есть у нас. Какой-нибудь доктор может взять себя для подражания святого доктора. Какой-нибудь пономарь святой может взять себе за подражание пономаря святого. У нас есть святые пономари. Архип, который празднуется в «Чуде Архистратига Михаила в Хонех в Колоссах». У нас для всех есть примеры подражания. Выбери себе. Священники могут подражать Кронштадтскому пресвитеру Иоанну. Епископы могут подражать …Николаю Чудотворцу или…кому хочешь. У нас есть все для подражания. Подражать надо. Кому-то. Иначе будешь все равно подражать кому-то. Обезьянничать. Своему начальнику, например. Как у нас было, помните? Ельцин был – все начальники в теннис играли. Все! Сейчас, слава Богу, нынешний верховный главнокомандующий – то на татами выйдет, то в хоккей играет. Сейчас все побежали в хоккей играть или еще …Это что такое? (…) Это было их подражание. Все равно подражают.

«Подражайте мне, – говорит Павел, – как я – Христу».

Христу подражать, повторяю вам, трудно. Но Павлу – можно. (…) Нам нужно поставить все на правильные места. Наши дети кому-то подражают. Все наши дети. Но, скорее всего, кому-то с экрана телевизионного. А Павлу? А Петру? А Давиду? А Соломону? Почему им никто не подражает? У нас даже в голову этого нету. А это нормальные христианские законы, найти себе того, кому ты будешь подражать и учиться. Учиться у него. (…)

Но что мне здесь еще важно, братья и сестры? До этого, до этих стихов, были такие стихи, которые не были прочитаны в зачале. Они пропущены. Но я, прочитавши всю эту главу четвертую, послание апостола Павла к Коринфянам первое, думаю, что было бы грешно эти слова пропустить. Вот что он пишет (тут прямо на каждом шагу ценнейшие вероучения): «Это, братия, положил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано и не превозносились один перед другим. Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А, если получил, что хвалишься будто не получил? Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас» (1 Кор. 4:6-8).

И вот еще: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который осветит сокрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор. 4: 3-5).

Мы на службе этого не читали. Это та же самая глава. Предваряющие стихи послания перед теми, которые были прочитаны. Но они настолько важные, что, мне кажется, было бы грешно не прочесть их, если есть возможность.

Итак, смотрите, что Павел говорит: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди. я и сам не сужу о себе…»

Павел слышал много упреков в свой адрес. Например, говорили: «Ну, какой он апостол?.. Он же не ходил с учениками. Он Господа в жизни не видел. …Кто он такой, этот Павел? Что он о себе изображает?» Маленького роста. Неученый в слове. И так далее. Он получал много упреков в лицо и за глаза. (…) Но он пишет: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди». Это очень важная вещь.

Люди как правило дорожат тем, как о них судят. Людям очень важно, что о них говорят. Человека могут съесть с костями сплетни, слухи и разговоры. А, если ты попадешь на страницы газет; а, если тебя замучают журналисты своими колючими вопросами, ты можешь просто умереть. Не просто лечь в больницу или поседеть на полголовы – ты можешь просто умереть. Людям очень важно, как о них судят. Но сплетни… как говорят: «Злые языки страшнее пистолета» (А.С. Грибоедов «Горе от ума»).

И слова Павла о том, что мне совершенно не важно, очень мало значит, как судят обо мне другие люди, они говорят о человеке очень серьезном, который очень глубок. Он знает перед собой свои важные задачи и ему не важно, что про него говорят.

Человеческая молва, вообще, очень опасная вещь. Если люди хвалят тебя – это очень опасно. К этому вообще не нужно прилагать сердце. Потому что – они завтра же будут ругать тебя. А может быть они же, сегодня же, те же самые люди, что в лицо тебя хвалили, за спиной будут тебя осуждать.

Поэтому, не надо никогда прилагать свое сердце к чужим разговорам. И участвовать в этих разговорах тоже нельзя. Нужно быть как Павел. Вот здесь ему можно подражать.

«Очень мало значит мне, что судите обо мне вы или другие люди. Я и сам не сужу о себе».

Слышите?

«Я о себе ничего не думаю» – это тоже трудно. Человеку ж нужно как-то понять …Я вообще хороший или не хороший? …Я очень хороший или не очень хороший? …Я лучше, чем должен быть или я хуже, чем должен быть? Это постоянная мука наша. Мы постоянно мучаемся. …Я вообще сейчас поступаю достойно или не достойно? …Может быть я должен быть лучше? Скажут тебе: «Чего ты мучаешься? Все нормально». …Нет. У меня есть такая печаль. Я думаю, что я должен быть лучше.

Павел что пишет? Я о себе не сужу. Вот бы научиться, слышите, не судить о себе! В этом смысле человек будет простой как голубь. Потому что голубь не думает о себе: «Я лучше себя или я хуже?.. Я должен быть лучше?..» «Голубее» должен быть голубь или нет? Нет. Как лилия. И голубь. Они не судят о себе. Какой я есть, такой я есть. Если я виноват, Господи, то вот Тебе жизнь моя.

Какая важная вещь! «Я о себе не сужу, хотя ничего я не знаю за собою». А это уже велико. Потому что я, например, знаю за собой кое-что. Каждый из вас знает за собой кое-что. Иначе бы вы на исповедь не стояли.

«Я ничего не знаю за собою». Слышите? Какая может быть жизнь у человека? Спросят: Какие у тебя грехи? – Если честно, ничего не знаю за собою. Бывает такое? Бывает? «Я за собой не знаю ничего». (Ну, бывает, всякое такое. Но, в принципе, не знаю ничего).

Но при этом Павел говорит: «Не сужу себя. Не оправдываюсь. Судья мне Господь». Очевидно, здесь есть какая-то норма жизни.

«Мне все равно, что вы думаете обо мне. Я и сам не думаю о себе ничего. И хотя ничего не знаю за собой, но себя не сужу в праведники не записываю. Потому что судия мне Господь». Это совершенно какие-то новые вещи. Как они не похожа на все, что есть у нас. У нас есть непрестанное самокопание. Причем, какое-то вшивое самокопание. Если бы оно еще какую-то пользу приносило. Но вместо пользы оно приносит какую-то шизофрению. (…) Это вечное проглатывание верблюдов (как Господь сказал (см.Мф.23,24)), и вечное процеживание комаров. Вот что такое – наша духовная внутренняя жизнь. И насколько это все по-другому у Павла: «Не знаю я за собой ничего. Чтобы вы ни сказали – мне до лампочки. Говорите, что хотите. Судья мне Господь. Не знаю, живу как могу. Делаю все, что могу. Судить будет Господь».

Стоит это, по крайней мере, запомнить.

А дальше слова, которые вообще нужно знать наизусть. Как Отче Наш.

«Посему, не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который осветит сокрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения».

То есть человек судим не по делам будет, а по сердечным намерениям. Есть много людей, которые сделали много добрых дел; но в сердце своем они хотели сделать это не для людей не для Бога, а для славы своей. И у них будет одна наград. А есть другие люди, которые много грехов не сделали; но не потому, что они любили Господа и боялись греха, а потому что …была установлена камера. Все! Они только потому не залезли в чужой карман, потому что вовремя заметили камеру. Понимаете? А по сердцу они были воры. Николай Сербский говорил: «Не боишься Бога как Бога, бойся хотя бы как собаку». Вор Бога не боится, воровать идет, а собака залает за забором – он убегает. Собаку боится, Бога не боится. Не боишься Бога как Бога, бойся хотя бы как собаку!Так вот, есть люди, которые никого не боятся, ничего не любят. Но не грешили только потому, что была камера или был начальник. (Или нельзя было почему-то еще).

А есть некоторые, которые не ходят к любовницам, потому что деньги любят. Потому что жадные. Я знаю таких. Приходил один, рассказывал: «Я, батюшка, живу очень целомудренно, на женщин деньги не трачу, потому что – жадный. Я деньги люблю. Я их в карман складываю». (Нет чтобы потратить их пока силы есть на любовниц, нет, он говорит: я их складываю в кармашек). Он, вроде бы, целомудренный. Но не от любви к целомудрию, а от любви к деньгам. Он их просто не тратит.

Похвала будет людям от Бога не за дела, а за намерения сердечные.

Я еще раз прочту. Это глава четвертая. «Не судите никак прежде времени…

Потому что – мы ошибаемся. «Этот – хороший! – Какой он хороший? Он – гнилой весь». Нам кажется, что он – хороший. «А этот плохой. Он ругается (например, или он – строгий начальник). – Какой же он плохой? Это самый святой человек. Вы бы превратились непонятно в кого, если бы не он». Не судите никак. Никак! Прежде времени.

…пока не придет Господь, Который осветит сокрытое во мраке (это нутро человеческое) и обнаружит сердечные намерения…

Вот что должно быть судимо по-настоящему. Праведный суд судите. Судите судом праведным. То, про что Павел говорит.

…обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога.

О чем ты думаешь? Кого ты любишь? К чему стремишься? Какая у тебя в жизни цель?

…Это, братия, положил я к себе и Аполлосу ради вас, чтобы вы научились от нас не мудрствовать сверх того, что написано…

Слышите? Что значит, «сверх того, что написано?» Это он из отсылает к священным текстам. К Писанию. То есть – не думай больше, чем открыто. Вот, например, по-еврейски первое слово в Библии «берешит» (Вначале). «Берешит бара» (Вначале сотворил). Она пишется как скобочка такая. (Прим: показывает, как пишется) И дальше пошел текст туда. Если спросят: «А что делал Бог до творения мира?» А евреи говорят: «Писание начинается с буквы берешид. С этой буквы. Она сюда открыта. А туда закрыта. Вот сюда – думай. А туда – не думай. Там – закрыто». Понимаете? Вот такая скобка. Она сюда открытая. А туда закрытая. (Они же пишут справа налево). Туда не думай. Не думай сверх того, что написано. Сюда – думай. А туда – не думай.

Понимаете? Не мудрствуй больше, чем написано. Что написано – то мудрствуй. А что не написано – то не мудрствуй. Ну, куда ты лезешь, человек? Зачем ты лезешь туда, куда не нужно (…)

…это написали мы вам, чтобы вы не мудрствовали сверх написанного. И не превозносились один перед другим».

И, пожалуй, последнее сегодня. «Что отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил?»

Слушайте, действительно… «У меня высокий рост, широкие плечи и красивая внешность!» Ты это получил. Это не твое. Ты получил это с рождением. Папа, мама заложили в тебя хорошее. Базу такую. Ты широкоплечий, ширококостный красавец. Это не ты заработал. Ты – получил! «У меня хорошая память!» Ты получил. «А я учился в хорошем колледже.

За меня заплатили. Я знаю три языка и разбираюсь в экономике. У меня будет такой диплом, что меня везде возьмут». Это тоже не твое. Ты – получил. Тебе оплатили, дали.

А что ты имеешь, чего бы не получил? Начиная от цвета глаз, от языка, на котором ты разговариваешь, от талантов, от способностей твоих. Почему, например, один хороший архитектор, а другой не может параллелепипед нарисовать. Не может. У него нет таланта ко всему этому. У них разные врожденные таланты. Нет вины в этом. Он не получил этого. Он другое получил. Павел пишет: «Что у тебя есть, что ты не получил?..

А ну-ка на ставьте себя на суд этого слова! Что у тебя есть, что ты не получил? Тебе все дают. Образование дают. Пищу дают. Тебя родили, в конце концов. Ты же не сам себя родил.

…А, если получил, что хвалишься будто не получил?

Чем люди хвалятся? Хвалятся, собственно, тем, что получено в дар. Подарки раздали, и ты хвалишься этими подарками.

Вот какие вещи красивые. Почему это все надо читать? Мы только раз в неделю полчаса можем употребить на чтение этих божественных текстов. А их там довольно много и жизнь сложная. Это же все практическое. Писание же не занимается какими-то сказками. Писание занимается практическими вещами, которые учат человека жить по-человечьи. Жить по-человечьи – это знать Господа и служить Ему. «Птица есть птица, потому что летает и поет. Цветок есть цветок, потому что из земли растет и пахнет. А человек – это человек, потому что Богу молится. Кто не молится Богу я не знаю, кто. Может и не человек» (Павел Патриарх Сербский). Вопрос остается открытым.

Здесь полно практических вещей. Я думаю, что повторять их мы не будем с вами. поскольку их довольно много. Вы сами их прочтете. Это первое послание апостола Павла к Коринфянам. Это послание к развратным людям, которые уверовали. Слышите. Это послание к нам. Послание к Галатам, например, это послание к тем, кто соблазнился иудейством. Если появится среди нас какой-то человек, который начнет соблазняться иудейской верой, надо будет им читать послание к Галатам. Потому что – оно для них. А послание к Римлянам – написано для тех, кто ищет основы своей веры. Догматику хочет знать христианскую. Мировоззрение. А послание к Коринфянам написано к развратникам, которые уверовали. (…), но не до конца уверовали. К ним написано – к Коринфянам. Глава четвертая.

Вот видите, как много здесь уроков. Никого не судить. И себя не судить. Господу работать. Понимать, что все, что ты имеешь, все ты – получил. Вспоминать тех, которые научили тебя веровать во Христа. Это отцы твои. Подражать Павлу, если не можешь подражать Христу. И так далее. И так далее. Четвертая глава первого послания к Коринфянам.

Богу нашему слава за то, что мы имеем возможность хоть иногда говорить об этом. Для того, чтобы пробудился в человеке некий духовный голод, и он насыщал его, этот голод, по мере сил. Имея Библию у себя дома, имея множество различных подпорных вещей мы можем упражняться в Законе Господнем день и ночь. Как псалмы пишут. При нашем, конечно, желании. (…)

Христу слава. Со Отцом и Духом во веки веков Аминь.

Христос Воскресе.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here