Домой Россия Куда ведёт отец Дорофей (Дбар)?

Куда ведёт отец Дорофей (Дбар)?

5
ПОДЕЛИТЬСЯ

О ситуации вокруг Ново-Афонского монастыря

Абхазия&nbsp

Церковный вопрос в Абхазии и Южной Осетии&nbsp

Куда ведёт отец Дорофей (Дбар)?

От редакции: Мы получили этот текст с припиской: «Уважаемая редакция, прошу Вас опубликовать эту статью на Вашем сайте. В силу определённых обстоятельств, вынужден скрыть своё авторство. Для православных христиан Абхазии, публикация этой статьи крайне необходима. С уважением Автор». Прекрасно понимая ситуацию в Абхазии, где все друг друга знают, и зная из других источников о тяжёлой церковной ситуации в Абхазии, мы решили опубликовать этот текст, хотя и не имеем обыкновения ставить анонимные тексты. Но тут ситуация иная.

У многих православных христиан во всем мире слова «Афон», «Святая гора» вызывают самые благоговейные и трепетные чувства.

Редкие из жителей бывшего Советского Союза имели возможность соприкоснуться с этой величайшей святыней Вселенского православия. Но очень многие наши соотечественники, бывая на Кавказе, могли посетить Ново-Афонский монастырь – детище Русского Свято-Пантелеимонова Афонского монастыря, плод благословения и молитв старцев иеросхимонаха Иеронима (Соломенцева) и схиархимандрита Макария (Сушкина) и трудов их духовного сына – схиархимандрита Иерона (Носова-Васильева) с братией.

В советский период монастырь не действовал, его корпуса населяли местные жители и приезжие отдыхающие. Но, даже, когда обитель находилась в состоянии запустения, духовная красота и величие этой святыни чувствовалась всеми, кто там побывал.

И в наши дни Ново-Афонский монастырь принимает многочисленных туристов, в основном из России. Строился этот монастырь на пожертвования Русского Свято-Пантелеимонова монастыря и граждан Царской России, и ныне свое благосостояние он поддерживает за счет многочисленных групп русских туристов, которые ежедневно в количестве нескольких десятков автобусов приезжают с курортов Краснодарского края.

Только вот, беда, почти никто из этих людей, оставляющих здесь свои пожертвования и поминовения, вряд ли догадывается, что монастырь этот находится в руках раскольников, запрещенных в служении, прервавших свое общение с Русской Православной Церковью, где они получили духовное образование и были рукоположены в священный сан.

Для православных верующих Абхазии – тема Ново-Афонского раскола очень болезненная. Страна маленькая, все жители очень тесно связаны между собой узами родственных и дружеских связей и, поэтому, многие верующие, осуждающие сам факт раскола, стараются избегать давать нелицеприятную оценку лично его организаторам.

Сказывается и личное обаяние о. Дорофея – главы самопровозглашенной, так называемой, «Священной митрополии Абхазии». Получивший образование в семинарии и академии в Троице-Сергиевой Лавре, впоследствии он продолжил обучение на богословском факультете Аристотелевского университета в Салониках, где защитил докторскую диссертацию. Он является автором многочисленных публикаций и статей, постоянно размещает свои беседы и комментарии в интернете, то есть, в масштабах Абхазии, является, без преувеличения, медийной личностью. И, конечно, многие, не имеющие достаточной церковности, но имеющие сильно развитое национальное чувство жители Абхазии, считают его непререкаемым авторитетом в духовных вопросах.

О. Дорофей, будучи исключительно хорошим психологом, тонко играет на чувстве национального достоинства абхазов. Одна из его прямых цитат: «Не важно, христианин ты или мусульманин, важно, что ты абхаз».

Мысль не новая: «Вначале венецианцы, а потом христиане» – говорили жители когда-то процветающей торговой республики. Только где она теперь, эта республика? И где находятся бессмертные души носителей этой идеи?

У подавляющего большинства жителей Абхазии очень спутанные религиозные понятия. Многие принимают Таинство Крещения, ходят в храм, даже причащаются, и в то же время принимают участие в языческих обрядах и жертвоприношениях, у многих сельских жителей во дворах находятся родовые святилища.

Очевидно, для того чтобы и эту категорию жителей Абхазии привлечь к себе (к сожалению к себе, а не ко Христу), о. Дорофей составил чинопоследование так называемого «моления св. Георгию и св. Евстафию, согласно традиции абхазского народного христианства». В этом чине, подробно изложенном на сайте «Священной митрополии», подробно рассказывается, в какой последовательности, чередуя церковные молитвы и прошения с закалыванием и разделыванием жертвенного животного, совершается моление, апофеозом которого является возношение на специальной, с раздвоенным наконечником палке, сердца и печени жертвы и последующая за этим общая трапеза.

Для наглядности приведем некоторые выдержки из текста «моления»: «Молитву произносит священник (если присутствует несколько священников, то старший из них). Во время произнесения молитвы священник стоит рядом с избранным общиной человеком, придерживающим левой рукой жертвенное животное благодарения, а правой зажженную свечу… Закалывание жертвенного животного благодарения происходит в чистом месте неподалеку от храма. Животное валят на землю на левый бок, мордой на восток. Старший режет жертвенное животное, а тушевание поручается молодежи. После того, как шея жертвенного животного перерезана, по ране на шее и по земле, куда вылилась кровь, несколько раз проводят головешкой, вынутой из костра… После произнесения молитвы, возглавляющий моление мужчина ставит чашу с вином на ритуальный столик, туда же он кладет вареные сердце и печень жертвенного животного, нанизанные на ореховую палочку- рогатку. Затем он отрезает от вареных сердца и печени жертвенного животного благодарения по кусочку, а также вынимает частицу пирога с сырной начинкой, и, обмакнув все это вино, возжигает на углях… К ритуальному столу присутствующие подходят по очереди в порядке старшинства (вначале мужчины, затем женщины и дети). Возглавляющий моление мужчина дает каждому подошедшему по куску вареных сердца и печени жертвенного животного и по куску пирога… Рога жертвенного животного вешают на ветки близстоящего дерева…».

Сложно потом объяснить людям, выросшим на народных обычаях и видящих в деятельности о. Дорофея полное одобрение своих заблуждений, что каноны церковные под угрозой отлучения от Церкви, а для священнослужителей — извержения из сана, категорически запрещают участие в языческих обрядах и праздненствах (71 правило Святых Апостолов, 39 правило Лаодикийского Собора), что апостолы умоляют новообращенных из язычников христиан хранить себя от идолов (1 Ин. 5: 21), не вкушать от идоложертвенного, свидетельствуя, что «язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу», что невозможно «быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» (1 Кор. 10: 20-21). Что, наконец Сам Господь наш Иисус Христос, определяя меру крайнего нечестия, говорит: «…а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник или мытарь» (Мф. 18: 17).

В изданном «Священной митрополией Абхазии» церковном календаре также можно увидеть попытку «воцерковить» полуязыческие абхазские традиции. Читаем текст, помещенный в день праздника Успения Пресвятой Богородицы: «По традиции христиан Абхазии совершается поминовение усопших родственников, на дому накрывается поминальная трапеза». Вместо того чтобы приобщать своих соотечественников традиционному православию, отец Дорофей стремится внести в церковный обиход сомнительные народные обычаи. Где в православном мире праздник Успения, который на Святой Афонской Горе именуют Богородичной Пасхой, праздник светлый и радостный, связывают с поминовением усопших?

Святитель Феофан Затворник говорит: «Как развратился Запад? Сам себя развратил: стали вместо Евангелия учиться у язычников и перенимать у них обычаи – и развратились».

А о. Дорофею, получившему фундаментальное богословское образование, вряд ли неизвестны слова прп. Викентия Леринского: «В самой же Вселенской Церкви всеми мерами надо держаться того, во что верили повсюду, во что верили всегда, во что верили все…». Он же отвечая на вопрос «Что есть Предание?» – говорит: «То, что тебе вверено, а не то, что тобою изобретено, – то, что ты принял, а не то, что ты выдумал, – дело, до тебя дошедшее, а не тобою открытое, в отношении которого ты должен быть не изобретателем, но стражем…не вождем, но ведомым. Предание сохрани. То есть талант веры … сбереги неповрежденным и неиспорченным».

Очевидно, о. Дорофей очень своеобразно понимает слова Апостола язычников, великого Павла: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22). Это понимание, видимо, подвигло его в период появления короновирусной инфекции, в угоду своим перепуганным маловерным последователям, самому закрывшись в монастыре от посетителей и своих прихожан, совершить Таинство Елеосвящения в режиме он-лайн, через интернет. «Поставьте перед собой масло и вино, зажгите свечи, я буду читать молитвы, а вы будете себя помазывать…». Это не Кашпировский, не Чумак, это доктор богословия университета Аристотеля – о. Дорофей (Дбар)…

Неудивительно и высказывание его сподвижника, иеродиакона Давида (Сарсания), по поводу решения верующих Абхазии пройти крестным ходом из Сухумского собора в монастырь святителя Иоанна Златоуста в Команы с молитвой об избавлении от эпидемии. Он посоветовал участникам этого крестного хода идти прямо в психиатрическую лечебницу в Дранды.

Заслуживает удивления то, что это говорит монах, много времени проведший на Святой Афонской Горе, в обители Святого Павла и считавший игумена этой обители отца Парфения своим старцем. Но вот послушаем, что сказал в своем слове на праздник Рождества Христова старец Парфений: «Когда начался этот короновирус, то в Салониках почти не было заболевших, там было очень мало случаев заражения. Но когда запретили крестный ход с чудотворной иконой, разразился настоящий пожар. Это был так называемый предупредительный звонок свыше… Бедствия приходят тогда, когда мы отказываемся от благодати Божией и начинаем творить свою волю…».

Обновленческие настроения о. Дорофея коснулись и богослужения, которое, помимо абхазского и греческого совершается, вместо церковно-славянского на современном русском языке.

Думаем, что комментарии здесь излишни, как писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Факты объясняются фактами».

С огромным прискорбием, мы вынуждены признать тот факт, что нынешние обитатели (насельниками мы их назвать не можем) Ново-Афонского монастыря, утратив свое единство с Церковью, вырождаются в псевдохристианскую, полуязыческую секту с ярко выраженной национальной окраской.

В свое время, о. Дорофей открыто в лицо говорил братьям тогда еще действующего Ново-Афонского монастыря: «Мне не нужен здесь монастырь. Здесь будет духовно-просветительский центр». К сожалению, в настоящее время монашеская жизнь в монастыре угасла, братия обители вынуждена была ее оставить.

Разорять – не строить. Мы видим, что созидать монашескую жизнь в обители у отцов Дорофея и Давида не очень получается, да это и не является их целью. На протяжении периода их деятельности, после ухода в раскол, не было совершено ни одного монашеского пострига, не пополнился монастырь новыми послушниками, напротив, некто даже оставил монашеский образ жизни, уйдя в мир. Обитель, которая могла бы быть светочем православия для народов всего Кавказа, оказалась жертвой амбиций забывших о своих монашеских обетах честолюбцев.

«Итак, по плодам их узнаете их…» (Мф. 7: 20), – свидетельствует нам Слово Божие.

В своей недавней заочной полемике с российским политиком г. Затулиным по поводу Нового Афона о. Дорофей еще раз привел в свое оправдание «неотразимый» аргумент: «Нас называют раскольниками. Но мы же сюда не с Марса попали».

Да, действительно, раскольники не с Луны и Марса попадают на землю. Они уходят из Церкви, которая просветила их Таинством святого Крещения, облекла их священным саном, дала им все необходимое для спасения.

«Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами, но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1 Ин. 2: 19) – свидетельствует о таковых любимый ученик Господа, апостол Иоанн Богослов.

Некоторое понимание деятельности о. Дорофея дает нам его выступление в интернете, где он приводит цитату известной своими либеральными взглядами, сторонницы свободы изъявления идей, госпожи Элени Гликадзи-Арвелер, первой женщины, ставшей ректором Сорбонны. Она говорит следующее: «Противоположностью истине не является ложь. Противоположностью истине является всегда другая истина».

Профессор Московской Духовной Академии Алексей Ильич Осипов пишет в своих трудах: «Истина интолерантна, Истина не терпит ложности». Православный взгляд на то, что является истиной – следующий: Истина – есть Христос. И противоположностью Истине, является «…человекоубийца от начала…лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44) – дьявол. И область лжи – область действия падших духов.

И чтобы оправдать свою деятельность, о. Дорофею удобнее ссылаться не на Евангелие и Святых Отцов, а на госпожу Элени, так как, оказывается, с ее точки зрения, все по-своему правы.

Мы видим, что по своим воззрениям о, Дорофей гораздо ближе к участникам Второго Ватиканского Собора, который обосновал возможность спасения христиан, иудеев, мусульман и язычников различными путями, выявляя тем самым двуличие, иезуитскую сущность римо-католичества, чем к единомыслию со Святыми Отцами Православной Церкви.

Но, Господь наш Иисус Христос говорит нам, что «истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Ин. 4: 23).

Очень часто, в своих выступлениях, о. Дорофей говорит своим слушателям о своей учености, напоминая им, что он является кандидатом церковно-исторических наук, доктором богословия и т.д.

Хорошо говорит о подобной учености святитель Игнатий: «По водворении веры христианской в мире ученость родила бесчисленные ереси и ими старалась ниспровергнуть святую веру. Величайшее злодеяние – убийство Богочеловека – совершено учеными во имя мудрости их и во имя закона их. В наше время ученость возвращает язычников, принявших христианство, к язычеству и, отвергая христианство, вводит снова идолопоклонство и служение сатане, изменив формы для удобнейшего обольщения человечества». Он же и объясняет причину этого явления: «Жизнь по заповедям Божиим, образующая в человеке чистоту ума и сердца, которую осеняет Божественная Благодать, просвещая человека истинным духовным разумом и богословием, заменилась в большинстве школьным изучением Закона, соединенным с небрежением о богоугодном жительстве…».

Возникает вопрос: куда ведет своих пасомых глава «Священной митрополии»? Ведь по слову святого Иоанна Кронштадского, нигде так придирчиво не проверяют на подлинность монету нашей веры, как на небесах.

О. Дорофей любит цитировать выдающегося церковного историка В.В. Болотова: «Каноничным является то, что полезно Церкви». Какая же польза Церкви от деятельности о. Дорофея, которая вносит соблазн и разделение в церковную и народную жизнь Абхазии?

От всей души хотелось бы пожелать о. Дорофею, вместе со своими последователями, восстановить утраченное единство с Церковью и свои бесспорные таланты обратить на труды по созиданию Абхазской Церкви каноническим путем, следуя святоотеческой православной традиции.

И если ему, действительно, дороги национальные обычаи абхазов, особое значение придающие почитанию старших, желаем ему искренне примириться с о. Виссарионом Аплиаа, председателем Церковного Совета Абхазской Православной Церкви, благодаря которому о. Дорофей принял Святое Крещение, был принят в Московскую Духовную Семинарию, принял монашеский постриг и духовный сан.

Источник: ruskline.ru