Домой Россия Стране нужны политологи!

Стране нужны политологи!

10
ПОДЕЛИТЬСЯ

К Сергею Кириенко отношусь неоднозначно, но проводимый им конкурс политологов крайне востребован

Стране нужны политологи!

Во вторник, 12 января, первый заместитель руководителя Администрации Президента России Сергей Кириенко объявил о старте Конкурса политологов, сообщает ТАСС.

«Организатором конкурса выступает Экспертный институт социальных исследований, технология проведения конкурса — АНО "Россия — страна возможностей"», — сказал Кириенко журналистам.

По его словам, при проведении конкурса будет использован принцип публичного отбора и независимой экспертной оценки участников, которые применяется в других проектах платформы «Россия — страна возможностей». «Появляется запрос на профессионалов, специалистов в социально-политическом анализе и социально-политическом управлении», — подчеркнул Кириенко.

По его словам, происходящие в обществе изменения требуют глубокого анализа ситуации, который должен быть при этом очень быстрым. «С другой стороны, нужны не только эксперты, способные анализировать, прогнозировать события, но нужны и социально-политические управленцы, которые в состоянии реализовывать социально-политические проекты», — добавил Кириенко.

По словам генерального директора АНО «Россия — страна возможностей» Алексея Комиссарова, конкурс по своей механике похож на проекты платформы «Россия — страна возможностей» и конкурс «Лидеры России». «Он строится на тех же принципах отбора и состоит из аналогичных этапов — заочного и очного отбора. Эта модель реализуется нами с первого конкурса управленцев, за это время такой принцип неоднократно продемонстрировал высокую эффективность и прозрачность конкурсных процедур. Мы окажем методологическую поддержку в проведении "Конкурса политологов" и поделимся наработанным опытом с коллегами», — добавил он.

Как отметил управляющий партнер «ЭКОПСИ Консалтинг» Павел Безручко, ожидается, что в полуфинал проекта выйдет около 400 человек, то есть примерно по 200 человек от каждого трека. В финале примут участие более 150 конкурсантов, из которых 40-50 станут победителями, добавил Безручко.

Участники Конкурса политологов смогут выступить в качестве экспертов в ходе предстоящих в этом году выборов, заявил Кириенко. «Важнейшая вещь, поскольку конкурс запускается в январе, планируется, что к маю пройдет финал и будут подведены итоги. Это значит, что все победители получат возможность реально быть задействованными в предстоящей в этом году большой политической кампании в нашей стране и на региональном уровне, и на федеральном уровне», — сказал Кириенко. В сентябре 2021 года пройдут, в частности, выборы в Госдуму.

Кириенко подчеркнул, что победители получат возможность поработать с наставниками конкурса, в числе которых российские ученые и практики в сфере политологии и смежных специальностей. Кроме того, для победителей предусмотрена специальная программа обучения.

Конкурс имеет два направления: политические эксперты (специалисты в области политического анализа и политической рекламы) и политические менеджеры (управленцы, имеющие способности и потенциал к организации политических или социальных кампаний, их отдельных направлений).

Участниками конкурса могут стать граждане РФ в возрасте от 18 лет, имеющие профессиональный опыт. Конкурс проводится по модели «Лидеров России» и состоит из четырех основных этапов: регистрация, дистанционный отбор, полуфинал и финал.

Данную инициативу прокомментировал в телефонном интервью «Русской народной линии» д.ф.н., профессор Сергей Викторович Лебедев:

Я начну с разъяснения: кто такие политологи и с чем их едят? Раз существует политика, то должны быть и исследователи этого явления. Политика — это прикладная вещь, поэтому и политология – дисциплина, которая вырабатывает советы и рекомендации для конкретной политической элиты или даже оппозиционной антиэлиты.

Политология существовала с появлением науки. Классическим примером является тот факт, что ещё великий Аристотель 23 века тому назад написал классическую книгу под названием «Политика».

В Советском Союзе сложилась несколько странная ситуация. С одной стороны, официально политологии не существовало аж до 1989 года, пока в Ленинградском университете не открылась соответствующая кафедра. С другой стороны, в СССР всё-таки были эксперты-консультанты, работающие на самые разные серьезные ведомства. Были и теоретики, но в силу идеологизированности советской системы они обычно считались исследователями истмата (была такая научная дисциплина — исторический материализм) или научного коммунизма. Уровень экспертизы был достаточно высокий.

Напомню классический пример: в 1979 году практически все эксперты, включая работающих на такие серьёзные учреждения, как КГБ или армейская разведка, не говоря уже про дипломатов, экономистов, выступали против ввода советских войск в Афганистан. Аналогичных примеров можно привести много. Другое дело, что наши правители часто не следовали рекомендациям экспертов.

Когда началась перестройка и возросла политическая активность, политология оказалась весьма востребована. В политологи пошла масса бывших научных коммунистов, «истматчиков», а также тех, кого просто называют «активистами» — молодые, шумные, которые драли глотки на митингах и создавали неформальные организации самых разных оттенков. К этому надо добавить журналистов и социологов, которые пытались выявить популярность или непопулярность различных политических деятелей.

Как ни странно, хоть в нашу политологию рванули дилетанты, но уровень их был достаточно высокий. Люди были заинтересованы и горели политикой.

Гнуснейшая эпоха 90-х годов, которая одновременно была героической эпохой борьбы патриотов, сменилась определенной стабильностью и успокоенностью. Политология стала нормальной профессией. А далее с политологами произошел такой же конфуз, как с юристами и экономистами, – их стало слишком много.

А при массовости профессии падает средний уровень представителя профессии. При этом по большей части они были не востребованы. Кроме того, имело ещё значение «политическое пристрастие». Кстати, не обязательно самих политологов, а тех структур, на которые они пытались работать и от имени которых выдавать свои рекомендации.

В силу этого в России политологов часто считают социологами, которые составляют рейтинги популярности тех или иных деятелей, или тех, кто мелькает на телеэкране. Во всяком случае, нередко к главным политологам причисляют журналистов. Я не отрицаю, что среди этих людей есть и толковые журналисты, которые разбираются в том, что пишут, что редкость среди нашей пишущей публики, но всё-таки их деятельность имеет мало отношения к классической политологии.

Несмотря на наличие огромного количества политологов, в России ощущается востребованность в этих специалистах.

Сейчас этим направлением занимается Кириенко, первый заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации. На властном Олимпе не последний человек. Люди моего поколения знают Кириенко по кличке «Киндер-сюрприз» и помнят, что он был связан с дефолтом 1998 года — он около ста дней был премьер-министром при Ельцине. Не случайно, вспоминается шутка, что он пишет мемуары под названием «Как я провёл лето», имеется в виду лето 1998 года.

Как бы то ни было, но Кириенко понял свой «потолок» и пока по отношению к нему никаких нареканий не было, он ещё не вызывает такого отторжения. В общем, он стал идеальным чиновником, полностью включился в свою работу. И как идеальный чиновник понимает, что помимо того, чтобы давать руководящие указания, надо понимать, какие руководящие указания следует давать. Для этого и нужны политологи.

В целом в мировой политологии существуют определенные проблемы. Можно привести классику. И я могу горделиво сказать, что подавляющее большинство политологов не верили, что британцы проголосует за Брексит, причём самое большое количество политологов были британцами.

Аналогичным образом полной неожиданностью для всех стала победа Трампа в 2016 году. Другое дело, что ему заткнули рот, но здесь не надо быть великим политологом, чтобы понять, что это должно было произойти. Трамп ещё за месяц до нынешних выборов в США говорил, что фальсификации неизбежны.

Тот факт, что два раза западная система дала сбои — с Брекситом и с выборами Трампа, свидетельствует о том, что политология на Западе испытывает определенный кризис. Это связано практически с теми же вещами, которые были в конце существования Советского Союза, когда сидят старые динозавры времен «холодной войны», по-своему люди умные, но не видят многих современных тенденций. Поэтому нужны молодые политологи.

Относительно обещания Кириенко, что участники конкурса будут участвовать в выборах, могу сказать следующее. Если официальное лицо (как ни крути, Кириенко — официальное лицо) говорит о том, в выборах будут задействованы победители конкурса, то, называя вещи своими именами, партия власти пытается привлечь к себе толковых экспертов. Я не считаю, что это плохо, но важен сам факт, что в Кремле понимают, что популярность лично Путина — это одно, а непопулярность нашей правящей верхушки — совсем другое.

«Единая Россия», кроме того, что «Мы за Президента», ничего другого сказать не может. Народный фронт превратился в «тимуровцев», которые время от времени творят добрые дела. Кремлю всё-таки надо знать, чем дышит народ. Кремль и правящая партия (не имею в виду обязательно «Единую Россию») заранее готовят себе экспертов, чтобы не допускать ошибок, которые в какой-то степени неизбежны.

Я думаю, что это нормально. Другое дело, что остальным партиям будет хуже. КПРФ, в которой по-прежнему сидят те, кто не успел в силу идейности или глупости переметнуться в другой лагерь, одержит временные победы только благодаря свету угасшей звезды, т.е. воспоминаниям об СССР. Ни у КПРФ, ни у жириновцев настоящих политологов нет, а есть публицисты.

При всей моей личной неприязни к Кириенко, в данном случае мысль правильная. Хотелось бы, чтобы готовили нейтральных политологов, которые бы говорили не то, что хочет услышать начальство, а то, как есть на самом деле.

Необходима настоящая политологическая школа. У нас до сих пор её нет – российская политология представляет собой дикую смесь из советского диамата и моднейших западных концепций прошлого века. Нет собственной русской школы политологии, несмотря на то, что в прошлом у нас было много политических социальных мыслителей. Но они не основали своей школы. Я надеюсь, что когда-нибудь она возникнет. Это будет ни американская, ни французская, ни немецкая политологическая школа на русской почве, а наша кондовая российская политологическая школа. Она действительно нам необходима.

В этом плане я приветствую этот конкурс. Только хотелось бы, чтобы он не свёлся к профанации, чтобы в политологи не пошли влиятельные родственники или пропагандисты. К сожалению, это может произойти, так как политологи — тоже люди, а люди пристрастны, даже если пытаются быть выше разногласий. Симпатии и антипатии всё равно прорываются.

В России есть одна беда: проправительственные люди всегда поддерживали начальство. Невольно вспоминаю фразу американского президента Ричарда Никсона: «Мне не нужны советники, которые всегда говорят: "Да". Мне нужны советники, которые всегда говорят: "Да!" с воодушевлением». Наши советники как раз всегда говорили: «Да» с воодушевлением, а оппозиционные политологи говорили, как всё плохо. Со средней, более объективной линией у нас всегда была напряжёнка.

Дай Бог, чтобы политологи нового поколения действительно стали настоящими политологами, которые, «добру и злу внимая равнодушно», создадут свою национальную политологическую школу, а в идеале — несколько школ, между которыми установится здоровая конкуренция. Всегда полезно, чтобы были настоящие политологи вне зависимости от того, кто в России является Президентом и какой установлен политический режим.

Источник: ruskline.ru