Домой Россия Здоровье важнее свободы?

Здоровье важнее свободы?

5
ПОДЕЛИТЬСЯ

Конституционный суд России признал введенные в период пандемии коронавируса ограничения конституционными

Электронный концлагерь&nbsp

Цифровая экономика&nbsp

Коронавирус — биологическое оружие или эпидемия?&nbsp

Здоровье важнее свободы?

Региональные власти вправе принимать решения об ограничении передвижения граждан в период пандемии. Такая позиция заключена в постановлении Конституционного cуда России, которое публикует «Российская газета».

Конституционный суд проверял законность мер, введенных весной прошлого года подмосковным губернатором Андреем Воробьевым. А именно подпункта 3 пункта 5 постановления «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил области, системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)».

Нормативный акт запрещал гражданам покидать место жительства. Исключение составляли обращения за медицинской помощью, походы в магазин и некоторые другие. Выходить можно было, предварительно оформив специальный пропуск.

Запрос проверить законность этого документа в КС пришел из Протвинского горсуда. Туда ранее поступило дело об административном правонарушении 52-летнего местного жителя, который в апреле 2020 года в период угрозы распространения коронавируса был задержан в общественном месте. Его оштрафовали за нарушение режима самоизоляции.

Местные полицейские составили в отношении нарушителя протокол об административном правонарушении из-за невыполнения правил поведения при ЧС или угрозе ее возникновения. Гражданин счёл, что власти ограничивают его права, и обратился в суд. В заявлении он указал, что такое регулирование осуществлено с превышением полномочий и ограничивает право граждан на свободу передвижения. Кроме того, заявитель просил разъяснить, какие сферы находятся в ведении Российской Федерации, а какие — субъектов РФ.

В своем решении Конституционный суд сослался на статьи 2, 7 и 41 Основного Закона, утверждающие, что жизнь человека – «высшее благо, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности». Именно в связи с этими положениями власти берут на себя ответственность обеспечивать санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, отметил КС.

Конституционный суд признаёт право граждан на передвижение, но уточняет, что при реальной общественной угрозе жители должны проявлять «разумную сдержанность», реализуя это право. Кроме того, КС отмечает: ограничение свободы передвижения — не то же самое, что ограничение личной свободы.

Введение же административной ответственности за нарушение самоизоляции в период эпидемии, согласно позиции КС, — это «приемлемый баланс между защитой жизни и здоровья граждан и правами и свободами конкретного гражданина». Более того, введение ограничений в этой ситуации — задача, «уклониться от решения которой государство не вправе», говорит суд.

Суд также сослался на рекомендации Всемирной организации здравоохранения, в которых специалисты советовали ограничивать контакты между гражданами, в том числе вводя карантин и ограничивая передвижение людей.

При этом защита прав человека в условиях пандемии входит в совместное ведение регионов и федерального центра, признал КС. А это значит, что региональные власти могут регулировать вопросы, которые касаются защиты прав человека, а также защищать население и территории от чрезвычайных ситуаций и природных катаклизмов. Суд сослался на 68-ФЗ «О защите населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера».

«Когда власти вводят режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, правительственная комиссия по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности или аналогичное должностное лицо может назначить руководителя для устранения последствий ЧС. Он, в свою очередь, может принимать дополнительные меры по защите населения, указал Конституционный суд. Это должностное лицо — глава региона.

Конституционный суд указал также на то, что ситуация с коронавирусом была экстраординарной. И хотя конкретные федеральные законы о разграничении полномочий центра и регионов в борьбу с пандемией были приняты уже после постановления главы Подмосковья, власти области предприняли экстренные меры по минимизации ущерба здоровью и жизни граждан. А значит, опережающие меры нельзя считать антиконституционными. Суд указал, что разумность мер, принятых подмосковными властями, отражается в установленных исключениях: возможности выйти в магазин, выгулять собаку, сходить к врачу и т.д. При этом ограничения менялись постольку, поскольку менялась санитарно-эпидемиологическая обстановка. В итоге суд признал соответствующими Конституции ограничения, введенные подмосковными властями», — отмечает «Российская газета».

В частности, в постановлении КС говорится, что «необходимость принятия наряду с другими мерами борьбы с пандемией мер, связанных с ограничением свободы передвижения, подтверждается опытом других государств. Меры изоляции и самоизоляции граждан по месту их проживания (пребывания), получившие международное обозначение "lockdown", не являются особенностью Российской Федерации. В апреле 2020 года они в той или иной степени применялись более чем в 90 странах мира и, таким образом, охватывали более половины населения планеты».

Как отмечается в документе, «введение тех или иных ограничений прав граждан, обусловленных распространением опасных — как для жизни и здоровья граждан, так и по своим социально-экономическим последствиям — эпидемических заболеваний, требует обеспечения конституционно приемлемого баланса между защитой жизни и здоровья граждан и правами и свободами конкретного гражданина в целях поддержания приемлемых условий жизнедеятельности общества, в том числе вызванных уникальным (экстраординарным) характером ситуации распространения нового опасного заболевания. При этом обеспечение при необходимости соблюдения ограничений мерами юридической ответственности, в том числе административной, является естественным элементом механизма правового регулирования. Осуществление же соответствующего регулирования и правоприменения представляет собой особую задачу, уклониться от решения которой государство не вправе (статья 18 Конституции Российской Федерации)».

Источник: ruskline.ru