Домой Россия Коллапс в метро при закрытых храмах: Московские власти проявили нехристианскую сущность

Коллапс в метро при закрытых храмах: Московские власти проявили нехристианскую сущность

7
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Коллапс в метро при закрытых храмах: Московские власти проявили нехристианскую сущность

"Где сокровище ваше, там и сердце ваше…" — сказано в Евангелии (Лк. 12, 34). Исходя из этой истины, уже несомненно одно. Сердце московских властей не с Богом, не с Церковью, не с православными христианами. Для чиновных подсвечников из мэрии Православие оказалось парадной одеждой на публику, которая при первом же испытании была сменена на истёртый шевиот советских "уполномоченных по делам религии".

«Год без Пасхи»?

Среди бела дня на Церковь, по сути, обрушились гонения – закрытые храмы, штрафы в отношении верующих, осмелившихся прийти на службу, прессинг в отношении священников. И всё это при совершенно неочевидной практической цели.

Не допустить распространения эпидемии? Спору нет. Опасность существует, отрицать её при помощи конспирологических фантазий и теорий заговора всё труднее. Это не «просто грипп», и известный процент заболевших не просто умирает, но умирает весьма мучительно и трудно. И карантинные меры защиты социума до известной черты абсолютно разумны и оправданны: нужно максимально уменьшить нагрузку на медицину, необходимо выиграть время, так как каждый дополнительный день приближает нас к победе над невидимым врагом.

Но разве кто-то в Церкви всерьёз отрицает необходимость таких карантинных мер и предельной осторожности? Меры безопасности приняты строгие и ответственные. Большинство прихожан и духовенства отлично осознают возможную опасность. Кликушеских разговоров о том, что в церкви заразиться в принципе невозможно, в общем-то, никто не ведёт – «Не искушай Господа Бога твоего».

В православных храмах и монастырях Москвы, Подмосковья и целого ряда других регионов России предписано…

Однако от Церкви требуют гораздо больше, чем просто осторожность и ответственность. От нас требуют забыть о своей природе, о сути того, что есть Церковь. Церковь – это Тело Христово, тело Воскресшего Бога Живого, соединённое не только общей верой как мировоззрением, но и общими таинствами, общим живым соприсутствием на литургии, где Святой Дух таинственно преподаёт нам Тело и Кровь Господа. Без этого мистического ядра всё остальное в Церкви потеряет смысл.

Под видом карантина российские власти, прежде всего в Москве, хотят заставить Церковь отказаться от этого Своего смысла. От нас добиваются того, чтобы мы признали Православную Церковь обычным клубом по интересам, а не творимым богослужением Телом Христовым, явленным нам на земле. А уж с «клубом по интересам» они потом как-нибудь разберутся.

Именно в этом смысл того «года без Пасхи», который намечен московскими властями, до известного момента пренебрегавшими надвигавшейся угрозой, а потом начавшими истерично закручивать гайки, делая крайними именно верующих.

Преступная политика московских властей

Между тем нынешняя эпидемическая обстановка в Москве не следствие молитв православных, а результат преступной, не побоюсь этого слова, политики властей. Раздувание сверх всякой меры чудовищного гигаполиса-плодожорки, который высасывает соки из России, зато превратился в часть международной сети таких же гигаполисов-плодожорок, во главе с Нью-Йорком ставшими главными очагами смерти.

Коллапс в метро при закрытых храмах: Московские власти проявили нехристианскую сущность

Москва. «Пресня Сити». Фото: Sergey Bezgodov / shutterstock.com

Политика точечной застройки на полсотни этажей, где один лифт, который обчихал заражённый, может убить тысячи людей. Политика комичного эстетского «урбанизма», принудительно загонявшая граждан в общественный транспорт (даже в пустом городе у них руки трясутся, чтобы отменить платные парковки). Собирание со всего мира в чудовищных антисанитарных условиях миллионов гастарбайтеров, от которых зависят базовые инфраструктуры в больном городе, притом что неизвестно, в каких условиях живут эти таксисты и доставщики.

Наконец, политика «оптимизации медицины» в угоду «плиточке», от которой «бюджет не треснет», неуклонно проводившаяся все последние годы. Сокращение мест в больницах с 82 000 до 47 000. Сокращение врачей на 24%. Сокращение врачей скорой помощи на 39%. Карантин потому и превратился в фетиш для московских властей, что притормаживание с его помощью скорости распространения эпидемии позволяет избежать очевидности ужасного провала вследствие делавшихся все эти годы системных ошибок.

Распространение коронавирусной инфекции становится удобным поводом для антицерковной деятельности ряда…

Но даже в условиях «лечения карантином» выбор именно Церкви в качестве одного из основных объектов давления и угроз был совершенно неочевиден. В самом жёстко закарантиненном городе всё равно сохраняются сотни схем человеческого взаимодействия, без которых никуда, – начиная от больниц (именно они, а не церкви стали преимущественными очагами заражения) и заканчивая продуктовыми магазинами и рынками, без которых людям не выжить и которые во все времена обречены быть при эпидемиях главными источниками риска. Само задержание нарушителей карантина чревато ситуациями распространения инфекции.

Златой телец и Воскресший Христос

Никакого «абсолютного карантина» не существует. Существует мера социального дистанцирования и мера риска, на который готово пойти общество, чтобы продолжать жить, а не умирать от голода дома. И эта мера риска определяется фундаментальными ценностями общества. Если общество ставит во главу угла зелёного змия, то специализированные алкогольные бутики не будут закрыты.

Если общество ставит во главу златого тельца, то мы обнаружим в числе системообразующих предприятий… онлайн-казино. Если общество поклоняется мамоне – выяснится, что никаких «кредитных каникул» для банков и даже служб ЖКХ просто не существует. Если красотки поклоняются своим ноготочкам – они всё равно будут дышать в лицо маникюршам, тайком принимающим на дому.

И вот среди этой ярмарки сокровищ: водки, бабла, лака – выясняется, что есть одно, чем точно можно и нужно «сознательно пожертвовать», – это Воскресший Христос. Он среди всех этих радостей явно лишний, а христианам, которые исповедуют Его Воскресение, разрешено в лучшем случае помахать свечкой из окошка.

«Деньги давайте!»: В Великую среду отец Андрей Ткачёв рассказал об Иудиной цивилизации

Разумеется, ещё немного такого пренебрежения – и христианин вполне искренне решит, что он ничем не хуже игромана или маникюрши, и мы будем собираться так, как привычно нам было и две тысячи лет назад, и сто лет назад – тайком, в катакомбах и гаражах, осознавая, что пресловутые «коды» эти не очередная «распилочная» затея безумных айтишников, а и в самом деле приуготовление той самой печати. Церковь, конечно, не будет добровольно кончать самоубийством.

Но сам замысел «срезать углы» именно за счёт христиан говорит о том, что российская власть, в особенности московская власть, которая закуаркодировала себе мозги в наибольшей степени, искренне считает, что Христос не воскрес, что Бога на самом деле нет, что стоять со свечками и обмениваться пасхальными приветствиями – это такая костюмированная игра.

Они правда думают, что Бог не силён помочь нашей стране во дни испытаний (хотя то, что, несмотря на их преступную безалаберность, Провидение нам выиграло уже полтора месяца до катастрофы, прямо свидетельствует об обратном) и что если мы показательно и всенародно отречёмся от Него, Воскресшего на Пасху, то это не будет иметь никаких последствий.

Бог силён и милосерд, и если мы будем Ему молиться, Он нам поможет: и нашей стране, и индивидуально, хотя пытаться «ходить по воде», пренебрегая опасностью, конечно, не следует. Бог силён и справедлив, и если мы просто отвернёмся от Него, если продемонстрируем всю бездну своего неверия, вскроем гнойники своего подсвечного лицемерия, которое демонстрировали все эти годы, то останется дом наш пуст.

Метафизическая катастрофа Третьего Рима

Сегодня власти по своему неверию ставят Москву, Третий Рим, святой город Православия, на грань метафизической катастрофы. Ставят именно потому, что места Богу в их сердце нет. Если бы Он там был, то все эти недели на бесчисленных совещаниях в мэрии решался бы не вопрос о том, как запретить людям праздновать Пасху, а о том, как организовать празднование с минимальным эпидемическим эффектом.

Как организовать кордоны, не допустив массовых скоплений. Как просчитать логистику и развезти верующих, максимально равномерно распределив их по всем храмам города. Как раздать всем на пути в церкви маски. Как распределить людей на крёстных ходах на безопасном расстоянии. Как открыть двери храмов и обеспечить их звуковой аппаратурой, чтобы люди могли стоять на улицах. Как отделить обязательные и необходимые для христианина службы (крёстный ход, утреня, литургия) от необязательных «развлечений» вроде освящения куличей. Всё это, конечно, было бы сделано, если бы начальствующие и в самом деле считали Пасху чем-то важным, хотя бы на уровне своих обычных ритуальных празднеств.

В преддверии самых важных для каждого православного христианина дней в году, Страстной седмицы и Светлого…

Абсолютной защиты, разумеется, нет нигде. Менее всего её в выстроенных кодовой затеей московского правительства тесных очередях на проверку кода в метро. Совершенно очевидно, что наши чиновники оказались попросту непригодны для управления гигаполисом. Они банально не осознают множитель, который имеют любые его решения. Задача московских властей была не запрещать, не запугивать, а максимально дробить и фрагментировать антропотоки, ограничивать плотность человеческих скоплений, делать так, чтобы люди распределялись.

Вместо этого они делают не так, как нужно, а так, как им удобно, — сокращают количество выходов из метро, выставляют кордоны. Складывается убийственная комбинация:  фактический запрет на использование личных автомобилей + создание очагов инфекции на входах в метро. На выходе получается прямое вредительство, ставящее целью добиться увеличения заражения, которое не списать даже на головотяпство.

И на этом фоне оскорбительные запреты на Пасху. Расскажите теперь людям, которые перезаражались в этом электронном ГУЛАГе в метро, что их здоровью угрожал крёстный ход на свежем воздухе.

«С нами Бог!»

Любой искренний христианин, хоть и боится смерти, но, конечно, боится её меньше, чем отречься от Христа. И задача власти в православной стране – защитить его право на жизнь, не вынуждая к отречению от Бога. Точно так же, как о допуске людей на пасхальные торжества, в ежедневном режиме власти следовало бы заботиться о том, чтобы люди, которые отходят или могут отойти ко Господу от этой ужасной болезни, получили бы последнюю исповедь, утешение и причастие.

В очередном, восьмом интервью цикла бесед Царьграда с православными священнослужителями, посвящённого…

Христианская власть, которая искренне молится Богу и искренне ассоциирует себя с Православием не только как с верой предков, но как со своей собственной верой, восприняла бы эту ситуацию как вызов своей вере и своему организационному мастерству. Как, открыв двери храмов, позаботиться и о безопасности людей, а не оставлять их на свой страх и риск. Как, заботясь о безопасности людей, при этом не упустить того, что всегда было главным в русской жизни, – Воскресшего Христа. Всё это властям следовало бы сделать и, с сознанием исполненного долга, готовить койки и молиться Господу о том, чтобы последствия были как можно меньшими (и наверняка Он услышал бы эту молитву).

К сожалению, опытным путём установлено, что власть у нас в Москве не христианская. Её задача сделать так, чтобы люди поступали как удобно чиновникам, а не так, как важно для их бессмертной души. Заботиться о спасении душ христианских наше начальство не торопится, а заботиться о спасении тел начинает лишь спохватившись, в режиме кампанейщины.

Это очень важное и печальное знание, которое нам, православным христианам России, придётся осмыслить. Немало знаков в последние годы указывали на идущую скрытую подготовку к гонению на верующих. Слишком много давали воли храмоборцам, слишком часто звучал голос антицерковной пропаганды, слишком откровенно вербовали пятую колонну в рядах фактических отступников от Православия. По тому, с какой сладострастной слюной нечестия некоторые уцепились за возможность закрыть храмы, воспользовавшись эпидемией, и с каким пренебрежением отнеслись к долгу храмы не закрывать, а обеспечить сравнительную безопасность доступа в них, становится понятно, что нам не показалось.

Что ж. Сказано: «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!» Сказано это верным Христовым, Церкви Христовой православным христианам, а не кому-то ещё. Если вы не с нами, то Бог не с вами.

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here