Домой Россия Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из...

Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из дома и лишить прописки

6
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из дома и лишить прописки

89-летняя Александра Югова, в годы войны подростком работавшая на благо фронта на лесоповале и трактористкой, даже представить себе не могла, что не заслужила своим трудом собственного угла от государства.

Для Александры Юговой, ветерана Великой Отечественной, 75-й юбилей Победы, по всей видимости, точно будет праздником «со слезами на глазах».

И, увы, не столько в связи с воспоминаниями о тех временах, когда вся огромная страна, не жалея сил, здоровья и жизни, на полях сражений и на рабочих местах в тылу день и ночь приближала этот день, сколько из-за чёрствости и непонятного отношения к ней со стороны местных властей, совершенно позабывших, кажется, чем мы все (и они тоже!) обязаны таким людям, как Александра Афанасьевна.

Пока Ирина Гусева, автор скандальной фразы, объясняет, что её слова вырвали из контекста, а «Единая Россия»…

«Уж и не знаю, получится ли у меня встретить это 9 Мая, здоровье совершенно уже не то», — грустно качает головой старушка, которая слегла из-за потрясений, которые ей приходится переносить.

Очередное испытание 89-летней Юговой предстоит 26 февраля: в селе Нердва, административном центре одноимённого поселения, состоится выездное заседание суда, где будет рассматриваться иск местных властей о лишении её прописки в аварийном бараке.

Как она туда будет добираться, пока неясно, — вряд ли пожилая женщина сможет прийти самостоятельно.

«Наверное, на руках прямо в кровати и принесём — пусть судья посмотрит и задаст вопросы, если они у неё, конечно, ещё останутся», — пытаются шутить родственники бабушки Саши: понятно ведь, что такой глупости делать никто не станет.

Барак разваливался, и дыры в потолке приходилось затыкать паласами

Квартиру в двухэтажном деревянном бараке в селе Нердва получила в своё время, в 1990-х, невестка Александры Афанасьевны, учительница по профессии: тогда селянам выделяли жильё по договору социального найма.

«Тогда же к нам перевезли и бабушку, — рассказывает внук Юговой Александр. — Она уже не очень хорошо себя чувствовала, решили, что с нами ей будет лучше».

А когда маленькому Саше было шесть, во время родов младшего сына умерла его мать. Новорождённого забрали в свою семью родная сестра отца детей, Фаина, с мужем Алексеем, а старший мальчик остался с папой и бабушкой: собственно, она-то его и воспитывала.

Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из дома и лишить пропискиБарак обветшал и пришёл в негодность. Фото: из архива семьи Юговых

Постепенно строение ветшало, приходило в негодность, Юговым приходилось даже утеплять потолок, который начал проседать, затыкая щели чем придётся, даже кусками паласа.

В 2010-м барак признали аварийным, но администрация Карагайского района, в который территориально входит Нердва, отчего-то не предложила ветерану и её внуку альтернативу, хоть какой-то угол.

Царьград разбирается, кто и почему позволяет себе принижать героический подвиг нашего народа в борьбе с…

«Более того, когда ещё был жив сын Александры Афанасьевны, мой брат Михаил, мы обращались к руководству Нердвинского сельского поселения, чтобы всех, кто был зарегистрирован в этой квартире, поставили на учёт как нуждающихся в улучшении жилищных условий, предоставили все документы, — рассказывает Фаина Подюкова, дочь Юговой. — Однако «нуждающимся» признали только Мишу, а остальных — нет».

Позже, к слову, прокуратура обратит внимание сельских властей на этот факт и вынесет даже представление, но толку-то ровным счётом никакого.

Вместо этого администрация стала утверждать, что ответчики — и бабушка, и внук — не проживали в бараке с 2007 года.

«Но это бред! — возражает Александр Югов. — Она жила там, а я только в армию уходил, потом вернулся».

Бабушке приходилось покупать воду у соседей

Через некоторое время после срочной службы молодой человек обзавёлся семьёй (у него сейчас двое маленьких детей), переехал в квартиру супруги, а бабушку забрали в 2014-м дочь Фаина и её муж Алексей в своё село под названием Юрич, расположенное по соседству с Нердвой.

«Просто потому что там, в этом строении, жить уже просто было невозможно, оно разваливалось буквально на глазах, — рассказал Царьграду Алексей Подюков. — Но у нас тоже было тесновато, поэтому мы, собрав деньги в течение некоторого времени, купили бабушке маленькую квартирку в доме на двух хозяев. И по глупости, сейчас-то понимаем это, оформили жильё на неё».

Впрочем, нормальными условиями и приобретённую-то хибару язык вряд ли повернётся назвать: печное отопление, вода из колонки во дворе, да и та перемёрзла, поэтому бабушке Саше приходится покупать воду (!) у соседей. К тому же не так давно там треснула деревянная балка потолочного перекрытия, и крыша того и гляди сложится.

Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из дома и лишить пропискиОтвет нердвинской администрации Юговым. Фото: из архива семьи Юговых

Зато сельская нердвинская администрация не дремала: взялись за старушку-ветерана всерьёз, так и не удосужившись даже в преддверии 75-летия Великой Победы (у чиновников, как известно, традиционно совесть и забота о ветеранах просыпаются именно накануне знаменательных дат) озаботиться решением фактически жизненно важного для неё жилищного вопроса.

Жилое помещение признано непригодным для проживания, — написал для начала глава администрации села Николай Субботин. — Соответственно, администрация не имеет возможности заключить с вами договор социального найма.

А затем последовало исковое заявление в районный суд, и сельская Фемида признала требования нердвинских властей законными, постановив фактически лишить Александру Афанасьевну регистрации.

Мы замолкаем, глядя в небеса: Лежачую ветерана войны власти пытаются выгнать из дома и лишить пропискиИсковое заявление нердвинских властей в районный суд. Фото: из архива семьи Юговых

Благо вышестоящая инстанция, куда родственники обжаловали решение, потребовала дело пересмотреть.

Поселковые власти явно заигрались

Тем временем произошёл просто возмутительный инцидент: как утверждают внук ветерана Александр и его дядя с тётей, глава администрации обманом отобрал паспорт пожилой женщины, чтобы с помощью нотариуса сделать «доверенность» от её внука на выписку.

11-летний Гоша Добров начал болеть астмой после того как в их доме во время капремонта неправильно сделали…

«Мы были в шоке, когда узнали об этом, — говорит Александр. — И то случайно узнали, когда глава позвонил и попросил привезти бабушкины документы. Стали выяснять, оказалось — вот такое бесчинство. Обратились в полицию, прокуратуру, вроде бы Следственный комитет заинтересовался, но потом отказали в возбуждении уголовного дела, потому что факта совершения преступления не случилось».

Юристы, к слову, уверены: поселковые власти явно заигрались.

«Российским законодательством предусмотрено, что никто не может быть произвольно лишён жилища, — объясняет председатель коллегии адвокатов «Право вето» Михаил Тохмахов. — Вместе с тем ст. 85 Жилищного кодекса предусматривает, что граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений (по договорам социального найма) в случае, если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу, и он признан непригодным для проживания».

Причём, продолжает Тохмахов, принудительное выселение из ветхого жилья не может быть основанием для прекращения регистрации — тем более если администрацией не предоставлено равнозначное благоустроенное жильё, отвечающее всем санитарно-бытовым нормам.

«Получается, что ветерана Великой Отечественной пытались выписать «в никуда», — добавил эксперт Царьграда. — Ещё более сомнительны попытки администрации получить у бабушки доверенность на внука и прекратить регистрацию в обход».

Делом ветерана Александры Юговой займётся краевая прокуратура

Отчего так цинично действуют поселковые власти? Очень просто: барак — это аварийный дом, и его нужно сносить, и под это выделяются, соответственно, деньги, и руководство села несёт персональную ответственность. Так что заинтересованность очевидна.

Почему не реагируют в правительстве региона, в краевом Минтруда — тоже вопрос.

Сейчас, по информации Царьграда, делом заинтересовалась уже прокуратура Пермского края — возможно, что-то изменится, появится хоть какая-то надежда на справедливость.

Тем более что по ряду схожих случаев надзорный орган добился положительного результата: для ветеранов в городе Краснокамске и в Осинском районе, где местные власти также игнорировали задачу, поставленную Москвой, об обеспечении людей, защищавших Родину и приближавших Победу в годы войны — на фронте ли, на заводах или в сельском хозяйстве, — нормальным жильём, положенным им, вообще-то, по закону.

«В течение ближайшего месяца прокуроры проверят и дадут правовую оценку действиям должностных лиц органов местного самоуправления, Минсоцразвития и Пенсионного фонда РФ и других органов в части предоставления и оказания каждому ветерану мер соцподдержки и получения ими гарантированной законодательством материальной помощи, — отметили в надзорном органе края. — В частности, проверками будут охвачены вопросы по компенсациям по улучшению жилищных условий».

В прокуратуре заверили, что «при выявлении фактов нарушений прав ветеранов» прокурорам поручено «незамедлительно обеспечить защиту и восстановление их прав».

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here