Домой Россия Вся правда о русской элите: В Зимнем был госпиталь, на Рублёвке –...

Вся правда о русской элите: В Зимнем был госпиталь, на Рублёвке – аппараты ИВЛ

7
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Вся правда о русской элите: В Зимнем был госпиталь, на Рублёвке – аппараты ИВЛ

Почти неделю назад шведская пресса сообщила о том, что принцесса София решила поработать в больнице Софиахеммет в Стокгольме, где будет помогать врачам бороться с эпидемией коронавируса. И это вызвало вполне логичный вопрос: а что слышно о представителях нашей "элиты"? Бросились ли они в российские клиники, чтобы немного разгрузить медиков, которые сейчас трудятся в почти "фронтовых" условиях?

35-летняя принцесса София, жена шведского кронпринца Карла Филиппа, в сложный для страны момент не смогла остаться в стороне, прошла трёхдневные курсы при больнице, где, к слову, она является почётным председателем, и теперь занимается совершенно не светскими делами: уборкой и самой разной помощью врачам — от дезинфекции инструментов до работы на кухне.

Вся правда о русской элите: В Зимнем был госпиталь, на Рублёвке – аппараты ИВЛПринцесса София занимается немедицинской помощью персоналу больницы. Фото: Jonas Ekstrà / Globallookpress  

Конечно, к больным COVID-19 принцессу никто не подпускает – это уже дело профессионалов. Тем не менее решение принцессы – шаг показательный: когда в стране проблемы, в стороне не хотят оставаться и представители элиты. Можем ли мы сказать, что и в России происходит то же самое? Приходится признать – отнюдь нет, скорее надо наоборот…

Августейшие сёстры милосердия

В такой момент уместным будет вспомнить и о настоящей русской элите – августейших сёстрах милосердия императрице Александре Фёдоровне и старших великих княжнах Татьяне и Ольге. В лучших традициях представительниц правящих династий в тяжёлые дни Первой мировой войны они приняли самое активное участие в движении сестёр милосердия. В это же время Зимний дворец превратился в госпиталь.

Слава Богу за то, что мы, по крайней мере, имеем возможность принести некоторое облегчение страждущим и можем им дать чувство домашнего уюта в их одиночестве. Так хочется согреть и поддержать этих храбрецов и заменить им их близких, не имеющих возможности находиться около них!

– писала в дневнике императрица.

Александра Фёдоровна вместе со старшими великими княжнами окончила курсы сестёр милосердия, которыми руководила главный врач Царскосельского Дворцового госпиталя, выдающийся специалист своего времени, первая в России женщина-хирург Вера Игнатьевна Гедройц.

«Их милосердие было глубоким, они не играли в сестёр»

И если поначалу желание императрицы и великих княжон стать хирургическими сёстрами у Гедройц не вызвало энтузиазма: врач предполагала, что это просто некий патриотический порыв, а ужасные увечья солдат быстро охладят все стремления, то потом её мнение совершенно изменилось. Судя по записям в дневнике хирурга, к своей работе в качестве сестёр милосердия представительницы царской семьи относились очень ответственно.

В большинстве православных храмов России и мира Пасхальные богослужения прошли при практически полном…

«Мне часто приходилось ездить вместе и при всех осмотрах отмечать серьёзное, вдумчивое отношение всех трёх к делу милосердия. Оно было именно глубокое, они не играли в сестёр, как это мне приходилось потом неоднократно видеть у многих светских дам, а именно были ими в лучшем значении этого слова», – писала Вера Гедройц.

После окончания курсов и императрица, и великие княжны стали работать обычными хирургическими сёстрами в лазарете при Дворцовом госпитале, делая перевязки больным, среди которых было немало и тяжелораненых. Самой Александре Фёдоровне нередко доводилось не только убирать грязные бинты после перевязок, но и уносить ампутированные во время операций руки или ноги. Не отказывалась она и от обработки гнойных ран, игнорируя запахи, витавшие в хирургическом отделении.

Августейшие сёстры милосердия оказались настолько отличными профессионалами, что почти сразу после выпуска смогли выполнять обязанности ассистенток самой Веры Гедройц. Позднее дочь лейб-медика Евгения Боткина, расстрелянного в 1918 году вместе с царской семьей в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге, напишет в своих в воспоминаниях:

Сколько радости и утешения приносили Её Величество и великие княжны своим присутствием в лазаретах! В первые же дни войны после своего приезда в Царское Село они стали усердно готовиться к экзаменам на сестёр милосердия и слушать лекции, для того чтобы иметь право работать наравне с остальными сёстрами. И впоследствии они работали так, что доктор Деревенко, человек весьма требовательный по отношению к сёстрам, говорил мне уже после революции, что ему редко приходилось встречать такую спокойную, ловкую и дельную хирургическую сестру, как Татьяна Николаевна.

Не остались в стороне и младшие великие княжны Мария и Анастасия. Обе помогали императрице и старшим сёстрам в госпиталях, исполняя обязанности сиделок. Кроме того, юные опекунши почти каждый день бывали в госпитале, где проходили лечение офицеры и нижние чины, разговаривали с ранеными, чтобы отвлечь их от тяжёлых мыслей и переживаний.

Вся правда о русской элите: В Зимнем был госпиталь, на Рублёвке – аппараты ИВЛСёстры милосердия: императрица Александра Фёдоровна с дочерями Ольгой и Татьяной. Фото: Mary Evans Picture Library / Globallookpress  

История сохранила свидетельство трогательной заботы юных княжон: одним их тех, кого опекали Мария и Анастасия, оказался поэт — в то время ещё просто прапорщик — Николай Гумилёв.

«Момент истины»: своё богатство ближе к телу

А что же наши элиты? Пошёл ли кто-нибудь из них в какую-нибудь клинику, предложил ли помощь – пусть и непрофессиональную, но даже это могло бы стать поддержкой. Но нет, вместо этого практически с самого начала пандемии мы слышали совершенно о другом: о том, как они, чтобы спасти собственные жизни, готовились к самоизоляции – кто в собственных особняках на Рублёвке, а кто и спешно эвакуируясь в другие страны. И скупали на всякий случай аппараты ИВЛ – вдруг понадобятся? Тех же, кто захотел помочь согражданам хотя бы финансово – что, конечно, тоже имеет огромное значение, – в буквальном смысле можно пересчитать по пальцам одной руки.

Глава Сбербанка Герман Греф, на днях получивший статус топ-менеджера госкомпании благодаря покупке Сбера…

И тут возникает вопрос: а элиты-то ли это? Или просто временщики, успевшие сколотить капиталы или вовремя протиснуться к «властной кормушке»? Какие национальные традиции сохраняет эта так называемая элита, к которой – по недоразумению, видимо, – часто причисляют и некоторых представителей шоу-бизнеса, сумевших монетизировать свои таланты, нередко довольно сомнительные.

Можно ли сегодня нам ожидать от современной «элиты» такого же самопожертвования, как от членов императорской семьи в годы Первой мировой войны? Едва ли. Ведь настоящая русская элита связана с народом, со страной пониманием национальных интересов страны, нужд России – и воплощает её традиции, обладая незыблемыми принципами.

Те, кого принято сегодня называть элитой, – люди, которые больше всего ориентированы на получение богатств и власти, своих детей они предпочитают обучать где-нибудь на Западе, да и сами не прочь перебраться туда же, подальше от «проблемной» России.

Грянувшая пандемия стала для многих из них своего рода «моментом истины» и временем, когда можно проявить свой патриотизм. Однако что мы видим? Увы, раскошелиться для общественных нужд даже по такому экстраординарному случаю нувориши не торопятся. Хотя основу их богатства составляет прикарманенная в 1990-е годы через криминальные схемы общенародная собственность.

Вместо этого олигархи либо многозначительно молчат, либо «помогают» правительству и обществу «идеями», советами, а то и критикой. Вот такая цена у нашей так называемой «элиты. И выводы из этого мы должны сделать сами.

 

 

Источник: https://tsargrad.tv

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here