Домой Россия Атака клонов на Империю

Атака клонов на Империю

31
ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Атака клонов на Империю

Финальный эпизод «Звёздных войн» пытается воскресить антиимперский пафос времен холодной войны, но без особого успеха

«Две равно уважаемых семьи

На Экзоголе, где встречают нас событья,

Ведут по всей Галактике бои

И не хотят унять кровопролитья».

Только что вы прочли краткое содержание последнего, девятого эпизода «Звёдных войн», а вместе с тем – и всей растянувшейся на четыре десятилетия киносаги.

«Достать ножи»… и перерезать горло Америке призывает успешный детективный блокбастер с «Джеймсом Бондом» и…

Палпатины получают всё

Если вы не прячетесь от «спойлеров» (а если прячетесь, то вам эту статью лучше не читать – это рецензия, а не рекламный трейлер по заманиванию в кинотеатры), то ниоткуда взявшаяся в «Эпизоде VI. Пробуждение силы» девушка Рей, бессмысленно болтавшаяся по сюжету двух серий как позорное свидетельство искусственно навязанных феминистсками Голливуду «сильных женщин», в конечном счёте нашла свое родовое гнездо и место в общем сюжетном пазле. Оказывается она – Рей Палпатин, урождённая Императрица Галактики и владычица Ситхов.

Тем самым весь сквозной сюжет «Звёздных войн» приобретает логическую стройность. Перед нами борьба двух высокоуважаемых семейств с зашкаливающим уровнем силы – Скайуокеров и Палпатинов. И совершенно не важно, по сути, кто из них на стороне света, кто – на стороне тьмы, кто за Империю, а кто за Республику и Сопротивление. Важно то, что между ними, рождёнными повелевать и решать судьбы, и людьми попроще – непереходимая граница. Рождённый летать и сражаться на световых мечах – не будет ползать.

Такая многосотлетняя борьба семейств не раз и не два становилась стержневым сюжетом истории – от Японии с битвой кланов Тайра и Минамото до Англии с Ланкастерами, Йорками и Тюдорами и Италии с вымышленными Шекспиром, но столь типичными Монтекки и Капулетти. Последняя сцена Кайло и Рей до боли напоминает финал «Ромео и Джульетты», и я всё время напрягал слух, надеясь уловить какую-нибудь из мелодий балета Прокофьева. Не услышал, а жаль – с учётом того, что «Имперский марш» Уильямса – практически плагиат марша из «Любви к трём апельсинам» великого русского композитора, могли бы не стесняться и дальше.

Впрочем, что говорить об исторических примерах, если на наших экранах не так давно закончилась длившаяся восемь сезонов драма межклановой феодальной борьбы, за которой с замиранием сердца следила изрядная часть человечества. По всей видимости, именно успех «Игры престолов» в качестве «клановой» аристократической саги и подсказал сюжетные решения финала «Звёздных войн», которые теперь неизбежно будут отбрасывать тень и на предыдущие эпизоды. Скайуокеры или Палпатины – кто круче? 

В «Войне токов» ни словом не упомянули подлинного изобретателя лампы накаливания – русского инженера и…

С одной стороны, Скайуокеры ведут роль от Энекина, мальчика ниоткуда, но с другой – от Падме Амидалы, королевы Набу, пусть и бывшей, но на момент рождения Люка и Леи она была просто сенатор, а брак не был официальным. Палпатины же происходят от сенатора с того же Набу, но вознесшегося до Верховного Канцлера, а затем императора, и главы самой секты Ситхов. В целом, конечно, Скайуокеры воспринимаются как выскочки, которые пытаются оспорить могущество Палпатинов, именно они всегда, и в союзе и во вражде – младшие, служебная сила при подлинных властителях. Но, как говаривал один зелёный гремлин: «Эх… не видна взгляду Тёмная сторона».

Атака клонов на Империю

Фото: Marco Tiberio / Shutterstock.com

Так или иначе Палпатины в итоге получают всё. Сначала Палпатин-старший создаёт тоталитарную Империю, где Скайуокер служит у него на побегушках, затем Палпатин-младшая становится главной героиней воцарившегося на руинах империи весёлого хаоса. Скайуокеры же остаются лишь служебными и мемориальными персонажами, навсегда отошедшими в царство теней и видений. Даже фамилию – и ту Палпатин-младшая с улыбкой присвоила себе.

Совершенно не важно, что мрачный ритуал – наследница убивает старого императора, чтобы занять его место, – прошёл совершенно не по сектантским правилам, которые воображал себе Дарт Сидиус. Важно, что он в принципе состоялся и увенчался успехом. Палпатин-младшая жива, здорова и будет влиять на судьбы Галактики дальше. Таков, если отбросить романтический флёр, материальный итог почти вековой битвы двух кланов. Палпатины получают всё.

Гарри Поттер и правила фансервиса

Больше всего этот финал «Звёздных войн» напоминает финал другой эпической саги последних десятилетий – «Гарри Поттера» в его литературном и кинематографическом воплощении. Что придуманную Джорджем Лукасом историю покусала поттериана, все заподозрили уже после выхода в 2015 году седьмого эпизода, когда новый герой Кайло Рен оказался буквально клоном Профессора Снейпа…

Победу в борьбе за главную кинонаграду предрекли профсоюзно-гангстерской драме киноклассика о том, что старые…

Тогда на эту тему даже появилась язвительная песенка: «Вейдер: В путях своих неизъяснима Сила, / Но этот мне не родственник, и точка! / Ты хоть бы чек в роддоме попросила, / Товарищ дочка, товарищ дочка!… Хан Соло: Положим, я не Вейсман и не Морган, / В генетике не смыслю ни бельмеса, / Но ходит тут один с похожей мордой, / Кажись, профессор, ну да, профессор… Профессор Снейп, через стенку…».

В «Последнем джедае» от сходства Кайло Рена и Снейпа попытались уйти – это вообще был, пожалуй, самый оригинальный фильм третьей трилогии, в которой неоязыческие и необуддийские мотивы неожиданно сменились христианскими и была подчеркнута важность традиции. Однако от этих недопустимых новшеств в финале решено было отказаться, а магнетическое притяжение поттерианы вступило в свои права.

Атака клонов на Империю

Фото: Heyday Films / Globallookpress

Битва «орденов», возглавляемых идеологически противоположными группами аристократии, по сути скопирована из романов Роулинг. Финальная схватка Рей и Императора-Ситха выглядит один к одному финальной схваткой Гарри Поттера и Волан-де-Морта. Те же массы в тёмных капюшонах, что у ситхов, что у пожирателей смерти. То же обезображенное лицо предводителя тёмной секты. То же противоборство световых силовых линий, в конечном счете уничтожающее злодея его же собственной энергией… Выглядит как не слишком затейливый плагиат.

Мало того, роль Кайло Рена во всех событиях оказалась удивительно сходной с той, которую играл в поттериане профессор Снейп. Двойной агент, по внешности перешедший на сторону Тьмы. «Отцеубийца» (Снейп, напомню, убил своего покровителя, профессора Дамблдора). При этом он фактически спасёт Гарри своей смертью – как Волан-де-Морт, так и Палпатин по сути запутываются в том, кто их главный враг и кого надо больше бояться.

Почему такое смешение до степени плагиата произошло? Да потому, что у поттерианы гораздо более богатая первооснова, чем у «Звёздных войн» – полноценный и небесталанно написанный первоисточник. В то же время «Звёздные войны», особенно в их «диснеевском» варианте, после приобретения корпорацией знаменитой франшизы бесповоротно встали на путь того, что справедливо назвали «фансервисом», то есть стремлением любой ценой понравиться фанатам, которые и платят за шоу.

Фильм о гонках на выживание двух автомобильных брендов оказался шедевральной сагой о мужчинах, их мечтах,…

Фансервис практически убил все крупные голливудские кинофраншизы современности. Производители пишут сюжет, не повинуясь вдохновению, не стремясь выразить богатый смелый смысл, а пытаясь потрафить вкусам максимального числа фанатов. По большому счету сценарий грандиозного диснеевского или марвеловского проекта пишут сегодня не сценарист и режиссер, даже не продюсер, а фокус-группы, на которых проверяется реакция публики на те или иные повороты.

Именно говоря о фансервисе, Мартин Скорсезе не так давно справедливо отметил, что фильмы Marvel – это не кино, поскольку в них совсем нет риска и вызова, поскольку они порабощены возможным одобрением или обидой зрителей-фанатов. Это не искусство, а потребительский маркетинг. А лучший способ не промахнуться в таком маркетинге – выдать продукт, максимально похожий на то, что потребитель уже попробовал и ему понравилось.

Атака клонов на Империю

Именно говоря о фансервисе, Мартин Скорсезе не так давно справедливо отметил, что фильмы Marvel – это не кино, поскольку в них совсем нет риска и вызова, поскольку они порабощены возможным одобрением или обидой зрителей-фанатов. Фото: Marvel Studios / Globallookpress

И вот «Диснею» показалось, что «клонирование» в «Звёздные войны» ходов из хорошо продуманного зрелым умом писательницы «Гарри Поттера» – это беспроигрышный путь получить одобрение основной аудитории. Равно как повторение уже понравившихся и даже отчасти приевшихся мизансцен и планов из предыдущих частей.

В результате первая часть девятого эпизода – это, по сути, атака клонов – ревю пейзажей и приключений из прошлых лент с самым минимальным редизайном. Равно как и бесконечное цепляние за старых героев с их бесконечным явлением Рей и Кайло вплоть до умершей Кэрри Фишер, чьи архивные съёмки были использованы для обозначения присутствия в сюжете принцессы Леи.

Ну и, наконец, финальная битва, в которой намешивается всё и сразу – жареный кетчуп с мёдом на шоколадном масле. Впрочем, превзойти финальную битву «Мстителей», в которой Marvel намешала абсолютно всех и вся, «Звёздным войнам» не удалось.

Голливуд снял красивую и топорную агитку про «Сталинград» на Тихом океане, а российского зрителя кормят…

Империи наносят последний удар

Практически все рецензенты и авторы обзоров сходятся на том, что финальный эпизод «Звёздных войн» вторичен и в этом смысле не представляет самостоятельной ценности. Но есть ли всё-таки что-нибудь, что оправдывает в смысловом отношении появление этого дорогостоящего кинофильма? Зачем всё это вообще было снято так, как снято?

Прежде всего, это воскрешённая ненависть к Империи. Именно антиимперская идеология, идея «сопротивления», была ведущей при создании первых частей киносаги. Это была очень американская идея, поскольку США выросли из мятежа против империи Британской, а возвысились в противостоянии империи Германской и Советскому Союзу, объявленному «империей зла». Ненависть к империи как к большому политическому, нравственному и эстетическому порядку исходно была зашита в самую суть кода американизма.

В американском мифе сборище неуклюжих фермеров, контрабандистов, пиратов и портовых шлюх вместе с примкнувшими к ним индейцами одолело величайшую морскую империю в истории – Британию. Первая трилогия «Звёздных войн» (эпизоды IV-VI) воспроизводят этот миф на редкость старательно. В девятом эпизоде на криминально-контрабандистские корни «борцов за свободу» особенно напирают.

При этом, впрочем, обычно забывают, что на деле Британию победили не американцы во главе с Джорджем Вашингтоном, а другая величайшая империя эпохи – Франция, при поддержке всё ещё мощной, особенно на море, Испании. Именно французский флот адмирала де Грасса отрезал британскую армию в Вирджинии, а 20-тысячная армия маршала Рошамбо окружила у Йорктауна 9-тысячную армию лорда Корнуоллиса. Американцам оставалось только снимать сливки с французского реванша за недавнее поражение в Семилетней войне. Огромную роль в поражении Британской Империи сыграл и вооруженный нейтралитет, введённый группой морских держав во главе с Российской Империей – поддержанная вооружённой рукой свобода торговли избавила США от блокады на море.

Атака клонов на Империю

Как бы ни старались режиссёры и сценаристы, фанатов у Дарта Вейдера было куда больше, чем у Хана Соло или Люка Скайуокера. Фото:  Steve Vas / Globallookpress

Борьба Джорджа Лукаса с Империей получила, впрочем, парадоксальный разворот – у большинства фанатов вселенной «Звёздных войн» именно Империя с её строгой четкостью форм, эстетикой экипировки штурмовиков и безупречными линиями крейсеров вызывала намного больше симпатий, чем состоящее из мелких уголовников и сомнительной старой аристократии сопротивление. Как бы ни старались режиссёры и сценаристы, фанатов у Дарта Вейдера было куда больше, чем у Хана Соло или Люка Скайуокера. Достаточно вспомнить известную историю 2015 года, когда Барак Обама покинул свою пресс-конференцию в сопровождении… имперских штурмовиков.

Как боевик нашего детства превратился в феминистско-промигрантскую пропаганду, ведущую к сокращению территории…

Когда в 1990-е США сами стали трансформироваться в глобальную империю на руинах биполярного миропорядка, Джордж Лукас это отразил во второй трилогии (Эпизоды I-III), начало которой появилось на экранах как раз тогда, когда натовские «Звёзды смерти» бомбили сербские города. В этой трилогии режиссёр изрядно поиграл с древнеримской эстетикой и пересказал историю, удивительно напоминающую историю трансформации Рима из республики в Империю. Причем за вычетом преступлений Палпатина и его интриг в качестве Дарта Сидиуса трудно было не согласиться, что Империя являлась определённым выходом из анархического тупика, в который зашла Республика.

Вышедшая в период распада системы американского господства и геополитического хаоса, третья трилогия несла в себе противоречия эпохи. «Первый орден» во главе с верховным лидером Кайло Реном был, прямо скажем, не слишком впечатляющим врагом для сопротивления. Даже было не совсем понятно, кто тут и кому может сопротивляться – одна политическая группировка против другой. И вот, поняв, что победа над Кайло Реном вряд ли сможет достойно увенчать историю, создатели девятого эпизода гальванизировали старинного врага Императора Палпатина. Оказывается, он не погиб, а всего лишь прятался, подключённый к всевозможным аппаратам, на планете ситхов Экзоголе (что планетой ситхов раньше был Коррибан – создатели фильма благополучно забыли) и создал огромный флот, в котором каждый крейсер обладает возможностями Звезды Смерти. И Кайло Рен теперь у него – лишь мальчик на побегушках.

С появлением настоящего врага, представляемого абсолютным злом и действительным сосредоточением власти, и ставки повышаются, и сопротивление перестаёт быть бессмыслицей, и конфликт оказывается по-настоящему судьбоносным.

Наконец-то раскрывается подлинная политико-эстетическая альтернатива, вокруг которой выстроена вселенная «Звёздных войн»: либо имперская унификация и единая цивилизация, либо мультирасовое пестрое варварство и анархия. Характерно даже то, что многообразие существ, по большей части довольно уродливых, характерно преимущественно для повстанцев.

Имперские кадры укомплектованы почти исключительно гуманоидами.

Первоначально можно было списать на то, что штурмовики – это сплошь клоны Джанго Фетта, а в старом «каноне», сложившемся вокруг саги, утверждалось, что Империя закрепляет превосходство гуманоидов над всеми остальными. И хотя этот канон уже забыт, гуманоидность Империи по прежнему соблюдается – в штурмовики начали набирать добровольцев, а затем и вовсе – молодёжь с захваченных планет по янычарскому принципу. Рядовой и командный состав Империи и Первого Ордена по-прежнему состоит из одних лишь гуманоидов. Причём если среди рядового состава, особенно среди дезертиров, полно чернокожих, то командный состав имперцев – сплошь белокожие арийского вида мужчины (в девятом эпизоде, впрочем, появляется и женщина – и сюда добралось diversity).

Ставший киносенсацией «Джокер» шокирует великолепной актёрской игрой, достоевской глубиной, «экологическим…

Напротив, на стороне противников Империи собран всякий сброд не только в социальном, но и в зоологическом смысле. Здесь великое множество негуманоидов, вплоть до дикарей – «детей природы» вроде эвоков с планеты Эндор. За социальным и биологическим смыслом прячется и метафизический смысл: со стороны сопротивления – органическое, стихийное, иррациональное начало, со стороны Империи – техническое, упорядоченное, рациональное.

В «Восходе Скайуокера» противостояние цивилизованной Империи и «варварского» сопротивления приобрело совершенно гротескные визуальные формы, когда в одном из эпизодов на флагманский имперский крейсер высаживается… натуральная орда варваров – в шкурах, с луками и топорами, верхом на каких-то овцебыках. Полное ощущение, что поломалась стена павильона и на площадку случайно вломилась орда из ремейка какого-нибудь «Конана- Варвара».

Третья трилогия, уйдя от христианского финала, намеченного в восьмом эпизоде «Последние джедаи», закончилась тем же, чем и первая – торжеством варварской анархии над имперским порядком. В 1983 году, когда был снят эпизод VI «Возвращение джедая», образ Империи считывался совершенно однозначно – Советский Союз, и кинематографическая победа над ним «свободы» казалась своего рода заклятием, которое в итоге и сбылось. И поди теперь объясни, что дело было в нежизнеспособности советского режима, в его ленинско-сталинской антиимперской, а не действительно имперской конструкции.

Сегодня, столкнувшись с возвращающейся мощью России, американцы хотят заклясть судьбу вновь, сокрушив возрождённую Империю на экранах, мечтая, чтобы над её руинами плясали радостные насекомые, рептилии, африканцы и лесбиянки (однополый поцелуй в самом конце фильма скандализировал многих). Получилось… не очень. Даже «фансервис» по большому счёту не удался. А уж как о большом кино об этом ревю придуманных сорок лет назад образов и ходов говорить и вовсе не приходится.

Источник: https://tsargrad.tv