Домой Россия «Контролируемая Россией Украина уже не может быть Анти-Россией»

«Контролируемая Россией Украина уже не может быть Анти-Россией»

1

Самый безболезненный вариант – это постепенная реинтеграция территорий Украины и рерусификация населения

«Контролируемая Россией Украина уже не может быть Анти-Россией»

Ростислав Владимирович Ищенко

 

Освободительный поход Русской армии на Украину&nbsp

Новости Украины&nbsp

Новости Киева&nbsp

Русская цивилизация и Запад&nbsp

«Контролируемая Россией Украина уже не может быть Анти-Россией»

Фото: discover24.ru

Чтобы решить свои проблемы, мы должны в первую очередь ставить вопросы о безопасности России. Если они решены, то вопрос украинских границ уже не так важен. Если они не решены, то даже захват русскими Парижа ничего не изменит. Пока мы находимся в конфронтации с Западом, ни о какой безопасности речи не идет, считает обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Владимирович Ищенко. Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Политолог коснулся идеи возможной реализации корейского сценария на Украине. «Для России подойдет все, что угодно, если это поможет ей обеспечить собственную безопасность. А обеспечить безопасность можно только в случае договоренностей с Западом. Мы можем захватить всю Украину, пол-Европы и даже кусок Африки. Но пока мы находимся в конфронтации с Западом, ни о какой безопасности речи не идет. Да, мы можем отодвинуть от своих границ физическую опасность, когда снаряды не будут прилетать по Белгороду. Но опасность крупного военного конфликта будет сохраняться. У нас многие думают, что если урегулировать украинский кризис, то на этом все закончится и наступает всеобщая благость. Это не так. Украинский кризис может быть разрешен, а всеобщая благость так и не наступит, потому что не будет разрешен глобальный кризис. Да, для нас есть более предпочтительные и менее предпочтительные варианты решения украинского кризиса. Да, для нас не должна исходить опасность с территории Украины. Но это не значит, что мы обязаны присоединить к себе всю Украину или создать на Украине сеть своих военных баз. Это значит, что мы должны контролировать ситуацию на Украине и вокруг нее», — сказал эксперт.

«Повторюсь, мы находимся в конфронтации с Западом. Если нам скажут: «Мы клянемся, что не будем учинять против вас козни на Украине», мы в это не поверим. И если мы по какой-то причине решим сохранить какую-то часть Украины, мы должны создать на ее территории такие политические и экономические предпосылки, которые не позволят местному правительству выйти из-под воли Москвы. Строго говоря, недовольство в Москве должно приводить к немедленной отставке правительства на Украине, потому что оно не сможет управлять без поддержки России (хотя бы моральной). Да, это не идеал. Но при условии урегулирования всех остальных отношений с Западом такой уровень контроля нас может устроить», — добавил он.

«Теперь насчет именно корейского сценария. Корейский сценарий означал создание двух независимых Корей. О каких двух независимых Украинах мы можем говорить, если ряд ее регионов уже стали российскими территориями? Украина как АнтиРоссия нам не нужна. Поэтому речь может идти о следующем: часть ее территорий – в состав РФ, а часть – под протекторат Москвы. А если речь идет о разделе Украины с кем-то, то это уже не корейский вариант, а польский. Если раньше Польшу поделили с Германией, то теперь Украину можно поделить с Польшей, когда уже Варшава будет нести ответственность за все, что происходит по ту сторону границы, а Украина останется в проклятом прошлом. Повторюсь, корейский сценарий сейчас слабо прорисовывается. Потому что нет двух украинских государств, между которыми можно было бы провести демаркационную линию. А вся суть разговоров о корейском сценарии сводится к одному – «Как делить будем? По-братски или по справедливости?». Резюмирую. Чтобы решить свои проблемы, мы должны в первую очередь ставить вопросы о безопасности России. Если они решены, то вопрос украинских границ уже не так важен. Если они не решены, то даже захват русскими Парижа ничего не изменит», — добавил аналитик.

«Контролируемая Россией Украина уже не может быть Анти-Россией. Не будет же Россия выращивать Украину сама против себя. Украина, ставшая Польшей, тоже не может быть АнтиРоссией. Сама по себе Польша – не АнтиРоссия, потому что русский не может превратиться в поляка, а поляк не может превратиться в русского. Они могут в поколениях полонизироваться или обрусеть, но это не будет повторение ситуации на Украине, когда сегодня ты был русским, а завтра стал украинцем. Украинцы производятся в товарных количествах из русских. В этом и состоит опасность Украины. Потому что Украина – это прозападный вариант России, под который Запад пытается переформатировать всю Россию. Только так Украина и будет работать. Именно поэтому украинцы ненавидят «хороших русских», которые воюют против России на их стороне. Потому что они считают себя прозападными, но русскими, а не украинцами. А с точки зрения украинства, прозападный русский должен быть украинцем. Потому что, только отказавшись от русскости, ты можешь стать достаточно прозападным. А, отказавшись от русскости, ты автоматически становишься украинцем», — продолжил обозреватель.

«Есть еще один момент. В Галиции за 600 лет ее существования вне русских пределов возникла другая этническая общность. Они не русские, и не украинцы. Они себя называют галичане. Это уже другой народ. В перспективе их можно русифицировать. Если на всю Украину у нас уйдет лет 50-60, то на эти области понадобится лет 300. Если мы не будем русифицировать галичан, мы можем относиться к ним как к реликтовому народу, вроде тех, кто живет у нас за полярным кругом. Но даже если возникнет страна Галиция, где живут галичане, нас это тоже удовлетворит. Потому что это будет другой народ, не имеющий отношения к украинцам и русским. Главное, чтобы они отказались от претензий на большую Украину и на украинизацию русских», — подчеркнул эксперт.

«Мы можем это сделать на примере македонцев, которые когда-то были болгарами. Так сложилось исторически, что они попадали то в состав Сербии, то в состав Болгарии. Через какое-то время их выкроили в отдельный этнос. Сначала это было насильственно, а потом они сами стали считать себя отдельным народом. Хотя история с болгарами у них одинаковая, и язык у них почти такой же, как болгарский. Но к этому привыкли и София, и Скопье. Потому что Македония – это не АнтиБолгария. Может быть, Болгария переживает по поводу утраты части своего населения, но это уже в прошлом. Для России Галиция может стать прошлым. А Украина в целом прошлым стать не может. Потому что сегодняшняя Украина в любом варианте станет АнтиРоссией. А мы не можем ждать 600 лет, когда Украина станет большой Галицией. Потому что мы находимся в жесткой конфронтации с Западом, который использует Украину в качестве тарана против России», — добавил он.

Ищенко отметил, что для многих украинцев не все остальные, кроме русских, «хорошие». «Некоторые из них говорят: «разберемся с русскими, займемся поляками». С венграми у Украины тоже плохие отношения. Просто Россия для них враг эсхатологический. Россия напоминает им, что они когда-то были русскими. И любое поражение украинства на фоне процветания русскости – это демонстрация неправильности их выбора и подталкивание к отыгрыванию назад. Тем более, что далеко они не ушли. Люди, перешедшие из русскости в украинство, еще живы. И они еще могут превратится из украинцев в русские. Некоторое даже превращаются. Таким образом, если для нас Украина – это АнтиРоссия, то для них Россия – это АнтиУкраина. Разница лишь в том, что Россия существовала всегда, а Украина возникла относительно недавно. Причем Россия – это более успешный вариант существования Украины. Поэтому Украина готова кооперироваться с кем угодно, лишь бы уничтожить Россию, отобрав часть ее территорий, раздробив ее на мелкие неславянские княжества или подарив ее земли Японии или Китаю. Это – сверхзадача украинского государства на ближайшие десятилетия. Поэтому для нас важно ликвидация украинства как такового. Самый безболезненный вариант – это постепенная реинтеграция территорий Украины и рерусификация населения. Но если украинцы и дальше будут изъявлять готовность погибнуть на фронте, но не уступить, это тоже вариант», — заключил Ростислав Ищенко.

Источник: ruskline.ru