Домой Россия Мятеж в Степлаге. Как Солженицын бандеровцев воспевал

Мятеж в Степлаге. Как Солженицын бандеровцев воспевал

1
ПОДЕЛИТЬСЯ

Трагедия часто начинается с большой лжи. Трагедия нашей страны, старт которой был дан в конце 1980-х — начале 1990-х, стала следствием потоков вранья, выдававшегося за правду.

«Жить не по лжи!»

К словам «гласность» и «перестройка» поначалу относились благоговейно. Журнал «Огонек» с разоблачительными публикациями о событиях прошлого зачитывали до дыр, будучи уверенными, что теперь-то раскрывается настоящая истина. О том, что кто-то сознательно создает «сенсации» с далеко идущими целями, тогда мало кто задумывался.

Главным разоблачителем ужасов советского периода был провозглашен писатель Александр Солженицын, чей опус «Архипелаг ГУЛАГ» превратился в этакую «Библию антисоветизма».

В другом свое произведении — эссе «Жить не по лжи!» — Солженицын писал: «Самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи! Пусть ложь все покрыла, всем владеет, но в самом малом упремся: пусть владеет не через меня!»

Проблема в том, что сам Александр Исаевич этому принципу, мягко говоря, не следовал. Он сотворил такое количество антисоветских мифов, что для полного их разбора нужна целая энциклопедия.

9-й круг ада в Казахстане

Благодаря Солженицыну было воспето так называемое Кенгирское восстание заключенных, которое, по версии писателя, было вызвано произволом и несправедливостью лагерных властей.

Кенгирское восстание стало чрезвычайно популярным у украинских авторов, поскольку значительная часть его участников была родом с Украины. Речь шла о бандеровцах, осужденных за участие в вооруженных отрядах. Причем особо следует отметить — в лагере, где все случилось, сидели националисты, осужденные на срок до 25 лет лишения свободы. Такое наказание назначалось только активным участникам бандформирований, каким-то чудом не заработавшим себе смертный приговор или просто попавшим в руки властей в тот короткий период, когда смертная казнь в СССР была отменена.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов в центральной части Казахстана располагался Степлаг № 4 Главного управления лагерей, основной контингент которого составляли политические заключенные. Речь, однако, в данном случае не шла о тех, кого судили за «анекдоты» — Степлаг стал сосредоточением коллаборационистов всех мастей: литовских «лесных братьев», украинских бандеровцев, бывших бойцов РОА генерала Власова, различных национальных формирований в рядах вермахта, полицаев, агентов абвера, осведомителей и т. д.

Ветер перемен?

Третье отделение Степлага, расположенное в поселке Кенгир, состояло из трех лагпунктов: 1-го женского и 2-го и 3-го мужских. Заключенные занимались работами по добыче медной руды и марганцевой руды, трудились в шахтах, а также строили объекты города Джезказган, который в 1954 году был повышен в статусе от рабочего поселка.

Режим в третьем отделении Степлага был достаточно жестким, учитывая природу его контингента. Но заключенные вовсе не оставляли надежд на лучшее. Более того, они были уверены, что скоро их жизнь изменится кардинально.

Такие мысли возникли у них в марте 1953 года, когда не стало Иосифа Сталина. А уж после свержения и казни Лаврентия Берии у многих обитателей Степлага появилась уверенность, что скоро они выйдут на свободу.

Но руководство лагеря ослаблять режим не собиралось, да и оснований к этому не было — отнюдь не невинные овечки отбывали свой срок.

Заключенные же осмелели настолько, что стали срывать выполнение производственного плана — в первые месяцы 1954 года он был исполнен менее чем на 60 процентов. Стороны определенно не находили общего языка.

Власть в руках осужденных

Одним из требований заключенных-мужчин был свободный доступ в женскую часть лагеря. Рвались они туда, разумеется, вовсе не для бесед о высоком, и потому получали от администрации категорический отказ. Наиболее рьяные пытались идти на прорыв — это заканчивалось тем, что часовые открывали огонь.

15 мая 1954 года заключенные 3-го отделения Степлага предприняли массовую попытку прорыва в женскую часть лагеря, и остановить их удалось лишь при помощи шквального огня часовых. 13 человек были убиты, более 30 получили ранения.

На следующий день заключенные разрушили заграждения между женской и мужской частями лагеря, и попытка восстановить порядок не увенчалась успехом. А 18 мая 3-е отделение Степлага отказалось выходить на работы, а на представителей администрации были совершены нападения. Охранники были вынуждены спасаться бегством.

3-е отделение Степлага перешло под контроль заключенных. Была создана «Комиссия от заключенных», которая руководила мятежом. Очень быстро была разработана структура управления, в которую входили, к примеру, «отдел безопасности», «сыскное бюро», «отдел пропаганды» и т. д. «Военный отдел» занимался подготовкой к обороне, разделяя заключенных на подразделения. На хозяйственных объектах лагеря наладили производство холодного и огнестрельного оружия, а также взрывчатых веществ.

Исключительно «положительные» люди: кем были участники мятежа?

Общее руководство было поручено бывшему офицеру Красной Армии Капитону Кузнецову, в годы войны перешедшему на сторону гитлеровцев и участвовавшему в операциях против советских партизан. За пропаганду отвечал Юрий Кнопмус, служивший в немецкой фельджандармерии.

Вот еще интересный момент — подробные воспоминания о Кенгирском восстании оставил один из его участников Павел Стефановский, добровольно поступивший в разведшколу абвера и впоследствии выполнявший задания немцев в советском тылу.

Еще одна «вспоминальщица» из числа участников восстания — белорусская националистка Надежда Демидович, получившая за подпольную антисоветскую деятельность 25 лет лагерей. «Невинная жертва режима» благополучно дожила до 93 лет, причем до последних дней пыталась навязывать белорусской молодежи антисоветские и антирусские идеи. Она ушла из жизни совсем недавно, весной 2020 года.

Но даже к ним поначалу жестких мер применять не собирались.

«Договориться по-хорошему»: месяц дискуссий

Для переговоров с восставшими в лагерь выехали заместитель начальника ГУЛАГ МВД СССР генерал-лейтенант Виктор Бочков и министр внутренних дел Казахской ССР генерал-майор Владимир Губин. Генералы готовы были расследовать случаи произвола со стороны охраны, а также принять меры к улучшению условий содержания. Договорились о прекращении мятежа и восстановлении порядка без преследования участников бунта.

Однако 25 мая лагерь выставил новые условия — предоставление заключенным права свободного проживания в местах работы вместе со своими семьями, разрешение свободного общения с женской зоной, сокращение сроков наказания для осужденных на 25 лет лишения свободы, а также… увольнительные в город.

Несмотря на то, что наглость заключенных зашкаливала, наверху по-прежнему рассчитывали «договориться по-хорошему». На переговоры прибыли заместитель министра внутренних дел СССР генерал-майор Сергей Егоров и начальник Главного управления лагерей генерал-лейтенант Иван Долгих.

Однако восставшим этого уже было мало — они требовали, чтобы к ним прибыл секретарь ЦК.

Никому не позволено срывать план

Эпопея растянулась более чем на месяц. Творилась полная фантасмагория: с одной стороны транслировали призыв прекратить беспорядки, а с другой — сами заключенные пытались распропагандировать окруживших лагерь солдат, доказывая, что они, «сидельцы», «тоже брали Берлин».

Решающим, как ни удивительно, в этой истории стало мнение вовсе не военных, а хозяйственников. Министр строительства предприятий металлургической и химической промышленности СССР Давид Райзер и министр цветной металлургии Петр Ломако написали обращение в Совет министров СССР, в котором сообщили, что простой Джезказганского рудника срывает намеченные планы по отраслям, и дальше наверстать упущенное в текущем году будет крайне сложно.

Возглавлявший правительство Георгий Маленков решил, что материальные потери страны — это слишком дорогая цена за увещевания коллаборационистов, и приказал МВД заканчивать представление.

Подавление с последующим помилованием

Утром 26 июня 1954 года на территорию 3-го отделения Степлага вошли 5 танков Т-34, за которыми двигались штурмовые отряды внутренних войск МВД СССР.

На то, чтобы сломить сопротивление, ушло около полутора часов. Вопреки утверждениям Солженицына, никто целенаправленно заключенных на гусеницы не наматывал. Не было никаких сотен жертв. В ходе операции по нейтрализации мятежа уничтожили 37 боевиков, оказывавших наиболее яростное сопротивление, еще 8 умерли от ран.

Никаких массовых репрессий по отношению к участникам мятежа не применялось. Кого-то отправили в другие лагеря, кто-то просто продолжил отбывать наказание. Семерых руководителей мятежа приговорили к расстрелу, но привели приговор в исполнение только в отношении троих. Причем эта участь не коснулась провозглашенного лидера восстания Кузнецова, которому расстрел заменили 25 годами лагерей. А в 1960 году он был выпущен на свободу.

Капитон Кузнецов поселился в Краснодарском крае, работал агрономом и вплоть до своей смерти в 1991 году рассказывал байки о том, как служил в разведке, осуществлял диверсии в немецком тылу и даже чуть не спас от смерти генерала Карбышева. Ну не настоящую же свою биографию ему было рассказывать, в самом деле?

Правда заключается в том, что большинство участников мятежа в Степлаге уже спустя несколько лет были освобождены из мест заключения, разъехавшись по просторам большой страны. Немецкие пособники и националисты возвращались в родные места, превращаясь в рядовых советских граждан, предпочитая не говорить вслух о своем прошлом. Но лишь у немногих наступило искреннее раскаяние. На излете советской эпохи предателей объявят «жертвами режима», а в новых независимых государствах возведут в ранг героев. И именно такие «ветераны борьбы» начнут воспитывать новое поколение нацистов.

Оцените материал

Источник aif.ru