Домой Россия По ком звонит колокол?

По ком звонит колокол?

15

Переназначение главой МВД Владимира Колокольцева разочаровало

По ком звонит колокол?

Роман Алексеевич Илющенко

 

Владимир Путин&nbsp

По ком звонит колокол?

Фото: Из личного архива автора

Одним из разочарований при объявлении нового состава правительства России для меня и многих моих коллег по службе стало оставление на должности министра внутренних дел генерала полиции Владимира Колокольцева, кандидатуру которого поддержали и в Совете Федерации 14 мая 2024 года.

Утвердить нельзя отставить. О кризисе в системе возглавляемого им более 10 лет министерства, не писал только ленивый. С годами он только принял именно системный характер и роль в этом Владимира Александровича и его команды для меня лично очевидна. К каким результатам скатилось возглавляемое им ведомство, растеряв при этом, пожалуй, самое ценное – опытные и мотивированные на службу кадры при страшной нехватке молодёжи, лучше всего сказал он сам, выступая перед сенаторами.

Министр посетовал на чудовищный некомплект в 152 тысячи полицейских, когда «один вынужден работать за четверых», приводя конкретные примеры и цифры по регионам и подразделениям полиции. Так, в Приморье не хватает четверть сотрудников от положенных по штату, а в Костромской области полицейских ППС всего 10% от предусмотренных. Схожая ситуация в промышленно развитой Свердловской области. Не лучше дела обстоят дела в т.ч. в Москве со следователями, сыщиками, сотрудниками ГИБДД, участковыми уполномоченными! И т.д. и т.п.

Одним из сенаторов Колокольцеву был задан конкретный вопрос: что сделано министерством для решения этой проблемы? В ответ Владимир Александрович «открыл тайну», что он и его команда для удержания и привлечения на службу сотрудников делают всё, что только можно! Да вот беда: всё упирается в деньги! И разве это он виноват, что у полицейских невысокие должностные оклады, мало социальных гарантий, которые монетизировали, забыв своевременно проиндексировать зарплату? Нет, конечно, поэтому они ничего не могут поделать с удержанием и привлечением на службу людей – развёл руками Колокольцев.

Затронул он и подчинённых ему сотрудников миграционной службы, которые, как свидетельствует практика, фактически массово вступают в сговор и буквально «пачками» незаконно регистрируют и раздают паспорта иностранцам-мигрантам из Средней Азии, не только не владеющих русским языком, но и имеющих проблемы с законом в собственной стране. Именно эти сотрудники и создают очаги напряженности по всей России, вполне сознательно закладывая мину замедленного действия под наше, да и своё будущее. Владимир Александрович, вроде бы открыто и не оправдывает их, но поясняет: гражданские сотрудницы этой службы получают по 17 тысяч, так чего же, мол, вы от них хотите? Остаётся, наверное, объявить всенародный сбор средств и доплатить бедным паспортисткам, чтоб они не брали взяток!

Мне эта позиция министра, которой оперируют не только силовики, но и отраслевики, напоминает своеобразный шантаж: повысьте зарплаты нашим работникам-сотрудникам, и тогда мы ответим ростом производительности труда, а раз этого нет, то какой с меня спрос? А ведь он фактически расписался в своей беспомощности и неготовности что-то поменять в подчинённом ему ведомстве без включения в его сторону денежного печатного станка, которым он «к сожалению не обладает». Удобная, однако, позиция: плыть по течению в ожидании манны небесной в виде обещанных сенаторами денег, которые автоматически решат все проблемы.

У меня вопрос: а какова тогда его роль? Ведь с финансовыми потоками вполне справляется по роду своей деятельности ФЭД МВД России, а ведением статистики некомплекта сотрудников успешно и без его команды занимаются соответствующие подразделения главка: ГИАЦ и ДГСК МВД России. Озвучивать эти цифры – обязанность Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации. Где сам министр Колокольцев, его мудрые, продуманные, волевые решения, смелые планы и перспективы на будущее, «когда дадут денег»; где чувствуется его твёрдая и справедливая рука управленца и заботливого о нуждах подчинённых «отца-командира»? Ничего этого, увы, не ощущается. Владимир Александрович кажется уставшим, выгоревшим, сломленным. Таким ли должен быть руководитель силового министерства, символом которого является Святой Георгий Победоносец, поражающий копьем змея – олицетворения зла?

С другой стороны, в озвученных Владимиром Александровичем цифрах – горькая правда, а в голосе слышится искренняя боль за сложившуюся ситуацию. Он даже тяжело вздыхает, вызвав сочувствие у председательствующей Валентины Матвиенко, пообещавшей ему включиться в «перезревшую проблему». Больше вопросов у сенаторов к министру не было, ведь получается, что в сложившейся ситуации виноватыми оказались… они. А чтобы сгладить неприятный «осадочек», они пообещали устами Матвиенко повысить полицейским зарплаты, что, по мнению оживившегося от этих слов Колокольцева, должно удержать их на службе!

Вот так, заняв не более 10 минут, выглядело рассмотрение в Совете Федераций серьёзнейшей проблемы национальной безопасности и отвечающего за неё силового министра! Наверное, аттестация директора сельской школы занимает больше времени! Лично меня это заставило задуматься о компетентности и самих сенаторов. Никто не усомнился в словах Колокольцева, что «они делают всё возможное», не вник в нюансы этих возможностей, не провёл аналогов с историей отечественного МВД за его более чем 200-летний период, наполненный вполне схожими проблемами: некомплекта, недофинансирования, низких денежных окладов. Никто не провёл, наконец, независимое социологическое анонимное исследование сотрудников, поверив заявлениям министра, что именно низкое денежное содержание полицейских и являются «основным мотивом» оставления службы в ОВД. Так ли это? Деньги решают всё? Попробуем разобраться.

«Esse Quam Videri» par femme. Проработав в системе МВД более 10 лет и проведя свой опрос по знакомым сотрудникам и сотрудницам МВД, в т.ч. уже уволенным; изучив материалы независимых исследований на заданную тему, например журналиста Виктора Смирнова, я пришёл к выводу, что отнюдь не деньги – их нехватка являются главной проблемой сложившейся ситуации и смыслом службы в полиции, как это утверждает Владимир Александрович. Ведь и низкие оклады, и кадровый голод, и отсутствие служебных перспектив, и низкая социальная защищённость присутствовали в ведомстве и раньше, до момента возглавления его Колокольцевым.

Кто служил в МВД, подтвердят, что в правоохранительных органах всегда большое значение имел дух корпоративного коллективизма, взаимной выручки и поддержки, часто перераставшей в крепкую мужскую дружбу, что и выступало главным цементирующим фактором сплочения коллектива, благодаря чему материальные проблемы отходили на задний план. Большую роль играла и личность начальника – руководителя, завоевавшего это право своими нравственными и деловыми качествами. На этих принципах МВД вытянуло Россию в сложные 90-е, когда денежное довольствие не только было мизерным, но его еще и задерживали!

Как подчёркивает в своем исследовании Смирнов: «…Никто из наших собеседников не акцентировал внимание на зарплате, хотя поначалу сотрудник получает тысяч 20. У оперативника она примерно 70-80 тысяч рублей, руководящий состав порядка 100 тысяч, участковый может зарабатывать столько же, но нагрузка чрезмерная, людей найти сложно». При этом сам министр назвал среднюю зарплату в ведомстве в 84 тысячи рублей, что никак не назовёшь жалкими копейками.

Что-то поменялось в самих подходах к службе в органах, отношениях в коллективах, каких-то новых требованиях. Опрашиваемые Смирновым ветераны МВД придерживаются того же мнения, что сыпаться система начала именно с того же периода: «Лет десять назад этот формализм начался. Да, было как всегда нелегко, но как-то дружественнее, человечнее. …Все ждали перемен, но не случилось». Перемены, однако, случились, но что очевидно, не в лучшую сторону. Так происходит, когда за дело берутся самоуверенные дилетанты. Причина их появления, на мой взгляд, в том, что в команде нового тогда министра, которую он привел с «Петровки 38» оказалось сильное женское влияние, под которое он сам в силу каких-то причин и попал. Недаром же князь Ярослав, названный «Мудрым», в своём известном завещании сыновьям, писал: «Жен (так в Древней Руси называли женщин – Р.И.) своих любите, но власти им над собой не давайте». Владимир Александрович по неведомым нам причинам дал власть своим «женам».

Думаю, что именно «звёздные женщины» из окружения министра, получившие от него карт-бланш на внедрение своих хотелок, нанесли МВД серьёзный, на первый взгляд незаметный урон, нарушив ту специфическую «микрофлору» в коллективах, внеся ненужные изменения в десятилетиями складывающуюся служебную практику, подточив её основы. Об этой проблеме я писал, например, здесь. Дамский подход начал превалировать в чисто мужской специфике службы, когда порицалось и заменялось то, что на женский взгляд казалось устаревшим, излишним, токсичным и маскулинным – не без влияния феминистических взглядов, насаждаемых с Запада и имеющих достаточно сильное влияние на женщин в России.

Вмешательство дам «в положении» в сложный процесс взаимоотношений мужских коллективов в т.ч. по вертикали; постепенное внедрение женщин на прежде мужские начальственные должности, становилось всё более заметным, внося свои коррективы, которые скоро приобрели в ведомстве повсеместный характер. «Казаться, а не быть» – неофициально стало одним из критериев оценок работы сотрудников, поменяв прежний вектор на 180 %. Латинское «Esse Quam Videri» («Быть, а не казаться») рассматривает чисто мужской взгляд на проблему: не важно, как ты выглядишь и что делал вчера, если ты показываешь хороший результат. Женщины же в силу особенностей физиологии и психологии уделяют большее внимание внешнему эффекту. Пресловутые «белые бантики» и стук каблучков в коридорах забили реального пахаря – опера или участкового, которому надо просто дать выговориться, плеснув из начальственного сейфа сто грамм вискаря назвав его «мужиком».

Была бы воля! К таким примерам можно отнести, например, получивший «второе дыхание» принцип перестраховки, что проявилось в добавлении лишнего документооборота, написании «по каждому чиху» различных объяснительных, возрастание изматывающих проверок, что влекло за собой нервозность, отрыв от непосредственных обязанностей, разобщение коллектива, недоверие к руководству, озлобленность. Раньше, например, начальство сквозь пальцы смотрело на подработки своих подчинённых, конечно, не от хорошей жизни; сейчас в лучшем случае на них у сотрудников просто нет времени, а в худшем – это чревато серьёзным наказанием.

Большой ущерб системе нанесли и несколько волн сокращений под видом оптимизации – переаттестации, когда зачастую увольняли неугодных сотрудников, часто профессионалов, неравнодушных к любимому делу, проще говоря, сводили с ними счёты чисто «по-бабски». При этом сокращения в первую очередь касались, как правило, сотрудников-мужчин, работавших непосредственно «на земле». Переаттестация – мощнейший рычаг и тонкий инструмент, которым при умелом пользовании можно значительно оздоровить коллектив, даже сократив его численно – хирургически удалив именно тех сотрудников, которые действовали разлагающе на остальных. При этом требуются и откровенные «чистки» компетентными органами. Мне рассказывали вопиющие случаи преследования порядочного сотрудника начальником, у которого в Харьковской области, на территории оккупированной Украиной, находится дом «под присмотром соседей». И это не единственный известный только мне случай! Сколько ещё не раскрыто подобных оборотней и просто оборзевших воров в полицейских погонах?

Разве для проведения таких кадрово-оперативных мероприятий требуются дополнительные средства? Нет. Только волевое решение. В целях исключения кумовства и бабства можно и нужно привлекать специалистов-кадровиков из Росгвардии, Прокуратуры, Следственного комитета, которые принципиально подойдут к проблеме. И сколько тогда в МВД, включая Центральный аппарат обнаружится должностей и даже целых подразделений, которые можно привести в соответствии с требованием времени, сэкономив средства для стимулирования тех же гражданских работников ведомства!

С мудрой кадровой реформой, направленной на сохранение опытных кадров, рука об руку идут проблемы, связанные с падением престижа службы, её дегероизации и деидеологизации, разрыва с традициями. Со службы вместе с ветеранами ушла и та самая «жегловская» милицейская романтика, нарушилась передача служебного и житейского опыта, который всегда осуществляется в неформальной обстановке, не требующий заорганизованности, что претит дамскому восприятию проблемы. Помню, как накануне праздников рассылались указания о недопустимости употребления спиртных напитков в служебных кабинетах, что с точки зрения женщин-руководителей считалось серьёзным нарушением и жёстко преследовалось.

Характерной тенденцией при кадровом голоде в МВД, сами полицейские называют бесперспективность у молодого сотрудника полиции для карьерного роста. Можно всю службу до выхода на пенсию просидеть опером «на земле», ловя преступников (в перерывах между этим стоя где-нибудь в оцеплении, порой бесполезном с точки зрения безопасности), так и не поднявшись выше по служебной лестнице. Это ещё раз говорит о системных провалах кадровых органов МВД. Между тем, в прокуратуре или СК России, куда стремятся уйти наиболее преданные профессии идейные полицейские, существует гибкая система удержания своих ценных кадров. После того, когда они по возрасту выходят на пенсию, их оставляют на службе, продолжая к прежней зарплате доплачивать и часть пенсии из ведомственного бюджета. В МВД Колокольцева этого нет.

Система нуждалась в перезагрузке, но вместо топорного преследования любителей дружеского общения, сведения счетов с принципиальными дамскими «неугодниками», обессмысливании каким-то чудом сохранившихся традиций, предложить новым администраторам сотрудникам было нечего. Ни тебе новых фильмов о полицейской романтики в стиле хотя бы «Улицы разбитых фонарей», ни песен в стиле любэшных «Оперов», ни так и оставшихся практически неизвестными для сотрудников ведомственных Героев России, которыми им хотелось бы гордиться! А ведь механизмы и инструменты для этого у Колокольцева есть: наработанные годами широкие общественные связи и контакты, свои ведомственные киностудия, радиостанция «Милицейская волна», студия писателей, студия художников имени В.Верещагина, печатные издания, совет ветеранов, культурный центр, центральный музей с филиалами и много чего ещё. Но все пребывает в анабиозе и «спячке». А ведь для этого нужны не столько деньги, сколько воля руководителя.

Так же пагубно сказался принцип т.н. «отрытой полиции», который активно начали проводить «в жизнь» при Владимире Александровиче. Суть его в том, что в современном российском МВД, якобы, не хватает открытости, и поэтому полиция не так популярна у граждан – значит, надо впустить в итак изрядно больной организм ведомства максимум «воздуха свободы» для граждан и организаций. С единственной целью – всех устроить и всем понравиться! Эта весьма опасная, явно внедряемая с Запада тенденция превращении полиции, из серьёзной государственной службы, со своей спецификой, и без того максимально доступной гражданам – в какое-то отвязное ток-шоу с элементами… психбольницы.

Судите сами, один из сотрудников питерской полиции, которого интервьюировал журналист Виктор Смирнов, привёл вполне характерный пример: в отдел поступило заявление об изнасиловании женщины инопланетянами, и если раньше подобные документы шли в мусорную корзину, то сейчас по ним должна проводиться проверка, со всеми вытекающими. Любой явно неадекватный гражданин в рамках принципа «открытой полиции», написавший на своего участкового жалобу, имеет право требовать его «крови» вплоть до увольнения, и никто из руководства не рискнёт оградить своего подчинённого от унизительного разбирательства, порой откровенной кляузы.

Тяжело вздыхая и жалея своих полицейских, говоря об их низкой социальной защищённости, Владимир Александрович будто бы не знает, что вполне мог бы помочь облегчить им хоть немного судьбу, не ссылаясь на нехватку денег. Например, разрешив им получение страховых медицинских полисов, поскольку их отсутствие осложняет сотрудникам жизнь при обращении в гражданские медучреждения. Или расширив в ведомственных поликлиниках спектр услуг, который весьма ограничен даже в Москве, где таких поликлиник несколько.

Легко может он помочь и тем, кто отдыхает в ведомственных санаториях, например, отменив дурацкий запрет на закрытие на территории санаториев торговых точек, который осложняет не такой уж разнообразный отдых. И таких «мелочей», из которых, как известно, состоит наша жизнь, не требующих дополнительного финансирования, наберётся много.

С Богом в сердце и царём в голове. Владимир Александрович возглавил министерство в знаковый период: словно «под него» был принят пакет законодательных актов, призванных поднять моральный дух сотрудников органов правопорядка, их роль в общественном восприятии, улучшить материальное положение и социальные гарантии. Тогда же произошло знаковое переименование ведомства из милиции в историческую полицию, пошита новая, действительно красивая форма и другие меры. Ему, как опытному руководителю, был дан карт-бланш на использование и реализацию этого важного момента. Но Колокольцев не смог, не нашёл в себе сил «оседлать» и возглавить процесс. Чем он апеллирует, мы убедились выше, сводя всё к перманентному повышению окладов и накачке МВД деньгами. Человек, что очевидно, неплохой сам по себе, оказался, как кажется, не на своём месте, но, к сожалению, понять этого не хочет или не может.

Так же очевидно, что Владимир Алексеевич сугубый материалист, как и большинство из его окружения и поэтому он делает ставку только на материальную составляющую, следуя известному постулату атеизма – бытие определяет сознание, хотя всё как раз наоборот, и в начале было всё-таки Слово. Покойный заведующий сектором МВД Синодального отдела РПЦ МП по взаимодействию с ВС и правоохранительными органами, полковник милиции в отставке, протоиерей Александр Шестак, с которым я имел честь общаться, делал со своей стороны всё возможное, чтобы сменить вектор ведомства на духовный. Но усилия его и тех священнослужителей, что трудятся в этом направлении, сталкиваются с холодным непониманием и вежливым дистанцированием от предлагаемых священниками комплекса мер. Бог, помощь Церкви не нужны ни самому министру, ни стало быть его окружению. И это печальный факт.

Хочется верить, что на катастрофическую ситуацию в МВД обратит внимание наш национальный лидер Владимир Путин и найдёт достойную замену словно «обложенному ватой и бюстами» Владимиру Колокольцеву. Пример с гражданским министром обороны Андреем Белоусовым, который призван перепрошить военное ведомство и активно этим занимается, даёт на это надежду. Прискорбно, что произошло это уже в ходе затянувшейся СВО. В самой России идёт не менее серьёзная война, одержать победу, в которой предстоит МВД.

В команде Путина наверняка найдутся достойные люди, способные свернуть второе в стране силовое ведомство на верные, победные рельсы без дамских заморочек. Примером здесь может стать, один из лучших министров внутренних дел России граф Дмитрий Алексеевич Толстой, который возглавлял МВД в труднейшие для империи годы: с 1882 по 1889 годы, скончавшись на этом посту. Об этой незаурядной личности, сыгравшей основную роль в победе над терроризмом в России, захлестнувшем страну после убийства Александра Второго, мы знаем до обидного мало. Но точно известно, что он не был профессиональным полицейским, занимая до своего назначения на пост главы МВД вполне мирные посты министра народного просвещения и обер-прокурора Святейшего Синода, что и сказалось на формировании его мировоззрения, как убеждённого христианина, консерватора и государственника, так близких Государю Александру Третьему. Насколько мне известно, именно этот Царь очень импонирует Владимиру Путину…

Роман Алексеевич Илющенко, ветеран МВД России, ветеран боевых действий, член Союза журналистов Москвы

Источник: ruskline.ru