Домой Россия Почему не красят алкогольный суррогат-убийцу?

Почему не красят алкогольный суррогат-убийцу?

1
ПОДЕЛИТЬСЯ


Еженедельник «Аргументы и Факты» № 29. Предчувствие еды 20/07/2022

В ГД подготовили поправки к уголовному кодексу, ужесточающие ответственность за производство и продажу «палёного» алкоголя. А вице-спикер Шолбан Кара-оол предложил окрашивать метанол в ярко-красный цвет и придавать ему резкий ­запах.

Идея окрашивать метанол не нова. Почему же её никак не примут?

Павел Шапкин, председатель Национального союза защиты прав потребителей:

— Метанол – это бесцветная ядовитая жидкость без вкуса и запаха, добавка к топливу автомобилей и судов, применяется для производ­ства формальдегида, пласт­масс, добычи газа. Ежегодно Россия экспортирует половину произведённого в стране метанола на сот­ни миллионов долларов. 80% от общего объёма делают четыре крупные компании. И спрос на метанол в мире растёт в связи с новыми технологиями – на нём ездит уже половина болидов «Формулы-1».

При этом ежегодно им в России травится примерно 1 тыс. россиян, 800 – умирает. Потому что метанол сложно отличить от обычного спирта. И влияние поначалу такое же – опьянение. Только добравшись до печени, он начинает убивать организм.

Рисунок АиФ / Андрей Дорофеев

Шолбан Кара-оол – бывший глава Тувы, региона, где хватает проблем и с пьянством, и с суррогатным алкоголем, и с отравлениями метиловым спиртом. Его предложение окрашивать метанол в ярко-красный цвет и придать ему резкий запах вполне разумно. Мы также предлагали добавлять в него битрекс – горькую добавку, вызывающую рвоту. Но все предложения последовательно отвергаются на этапе согласования проектов документов. Под разными предлогами. При этом ни предлагаемые концентрации добавок, ни их стоимость никак не влияли ни на качество метанола, ни на его цену.

Чего же боятся производители яда? Контроля. Ведь трудно будет направлять метанол на подделку алкоголя. А также на «разбодяживание» бензина (когда АИ-80 легко превращается в дорогой ­АИ-95) и на производство дешёвой «незамерзайки», что продаётся на каждом углу.

Я считаю: стену бюрократического бойкота можно пробить только с помощью репутационного ущерба. Ведь при каждом случае смерти от него возбуждается уголовное дело. Пусть чиновники и представители выпускающих метанол компаний под телекамеры встречаются в кабинетах следователей с представителями потерпевших и объясняют им, почему отвергают добавки. Тогда, вероятно, репутационные издержки перекроют прибыли от реализации метанола на сером и чёрном рынках.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал

Источник aif.ru