Домой Россия Святитель Сергий остался со своим народом

Святитель Сергий остался со своим народом

4

80 лет со дня кончины Святейшего Патриарха Сергия (Страгородского)

Святитель Сергий остался со своим народом

Протодиакон Владимир Василик

 

Бывший СССР&nbsp

Великая Отечественная война (1941-1945)&nbsp

Святитель Сергий остался со своим народом

В среду, 15 мая, исполняется 80 лет со дня кончины одного из выдающихся иерархов Русской Православной Церкви – Святейшего Патриарха Сергия (Страгородского).

О личности святителя рассуждает в телефонном интервью «Русской народной линии» доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, профессор, член Синодальной богослужебной комиссии протодиакон Владимир Василик:

Всякий великий человек часто бывает «знаменем пререкаемым» и «камнем претыкания и камнем соблазна». Святейшему Патриарху Сергию Бог судил действовать в страшнейшие и тяжелейшие времена. Интересно, как бы на Патриаршем месте поступали те, кто его осуждает?

Как говорил Патриарх Пимен по поводу диссидентов, написавших известное великопостное письмо: «Походить бы им в моих сапогах». Неслучайно, отец Иоанн (Крестьянкин) (так и тянет сказать преподобный Иоанн) в одной из своих проповедей 1991 года говорил о тайном мученическом подвиге Святейшего Патриарха Сергия, что он ценой своего доброго имени действительно спасал Церковь. Иного пути, кроме того, который он начертал в своей Декларации 1927 года, не было. Все прочие пути вели в катакомбы и сектантству или (и) к сотрудничеству с врагами России, что собственно показал пример некоторых церковных деятелей Русской Православной Церкви Зарубежом.

Святейший Патриарх Сергий реально продолжал линию Святейшего Патриарха Тихона. Между его Декларацией 1927 года и высказыванием Святейшего Патриарха Тихона «Советской власти я не враг» есть глубинное преемство. Оно простроено на мудрых словах Христа, когда Его искушали фарисеи: «Что искушаете Меня, лицемеры? Покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли» (Мф. 22:15–22).

И на словах апостола Павла: «Итак отдавайте всякому должное: кому по́дать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь. Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон» (Рим. 13:7).

Именно об этом говорит Декларация митрополита Сергия. Разве православный христианин не может радоваться подлинным радостям своего Отечества? Скажем, созданию Магнитогорска, полёту Валерия Павловича Чкалова через Северный полюс, росту здравоохранения и просвещения? Разве не может радоваться Пушкинскому юбилею? И того, что Пушкина не сбросили с корабля современности, а напротив утвердили в школьной программе? Разве православный христианин не может радоваться отмене абортов и введению пенсионного обеспечения, которое отсутствовало для широких масс до Революции?

Мне могут возразить и сказать: разве не было в Советском Союзе гонений на Церковь, разве не было репрессий против невиновных людей? Разве не было богохульств и воинствующего материализма? Всё это по грехам нашим было. Но как раз в Декларации митрополита Сергия чётко размежёвывается мера лояльности. В документе высказано, что мы являемся законопослушными советской власти всего того, что касается внешних законов, и в то же время мы являемся православными христианами в том, что относится к области веры и нравственности. В том, что относится к области догматического и этического учения Церкви. Что в этом плохого? Разве не этим жила Церковь во времена римских языческих императоров, арабских халифов и турецких султанов? Разве Церковь тогда не отдавала кесарево – кесарю, а Божие – Богу?! И Святая Церковь избирала Божие, когда светская власть требовала от неё невозможного.

В Декларации 1927 года прослеживается незримая нить к обращению Патриаршего местоблюстителя в страшный день – 22 июня 1941 года:

«Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью, и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства. Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов, безвестные имена которых русский народ увековечил в своей славной легенде о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче, разбивших наголову Соловья Разбойника.

Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

Вспоминается именно этот факт – Церковь была, есть и будет со своим народом. И не только с теми, кто является постоянными прихожанами, но со всеми русскими людьми, большинство из которых даже в те времена были крещёнными, пусть и непросвещёнными. И особенно те, кто легли в белоснежных полях под Москвой, под Блокадном Ленинградом и в огненном Сталинграде, о которых так хорошо сказано:

Порой не носили креста

И древних молитв не учили.

Но вечную жизнь от Христа,

Как орден, они получили.

И вот с этим своим народом и осталась Русская Православная Церковь.

В отличие от тех, кто после войны из прекрасного зарубежного далёка призывал огнь небесный на Россию:

Всё остальное – планетарный ад,

Проклятый Кремль, злощастный Сталинград –

Заслуживает только одного,

Огня, испепелящего его.

При всех своих талантах и якобы грамотах на благородство эти люди остались чужими для своего народа и для подлинного благородства.

Выбор Святейшего Патриарха Сергия, как точно отметил Святейший Патриарх Кирилл, подобен выбору Александра Невского: между Востоком и Западом, между внутренней и внешней свободой. Святитель Сергий выбрал именно внутреннюю свободу при внешнем пленении, как и Александр Невский.

И ещё: святитель Сергий выбрал быть со своим народом – даже там, где он к несчастью был. И этим не исчерпываются его достоинства. К сожалению, он до конца не раскрыт, как богослов и защитник Православия.

Отметим важную и интересную вещь: ещё будучи епископом Финляндским, он присутствовал на собеседованиях с либеральной религиозной интеллигенцией, на собраниях Религиозно-философского общества, где ему устами Мережковского интеллигенция предложила сделку: Церковь переходит на сторону интеллигенции, вместе с ней разрабатывает своеобразный якобы христианский (а на самом деле неоязыческий) документ – выражение «новой правды о Земле и человеке». Церковь устами святителя Сергия отказалась от подобных проектов, от синтеза интеллигентского религиозного вольнодумства и квази-оккультизма с церковным учением и церковным преданием.

На мой взгляд, до конца не оценён его труд «Православное учение о спасении». Удивительно глубокий труд, в котором он ниспровергает римо-католические и протестантские представления о спасении, в котором он говорит о спасении не как о нашем оправдании, не как о нашем избегании наказания, а как он нашем духовном возрождении, о нашем освящении, как о живейшем и теснейшем союзе со Христом.

Думаю, что грядущие поколения по-настоящему оценят святителя Сергия и как иерарха и как богослова. Вечная ему память и Царствие Небесное!

Источник: ruskline.ru