Домой Россия Осознанная помощь. Глава фонда «Линия жизни» о благотворительности в России

Осознанная помощь. Глава фонда «Линия жизни» о благотворительности в России

13
ПОДЕЛИТЬСЯ

Фонд «Линия жизни» провел более 60 крупных ко-брендинговых акций в рамках социально-ориентированного бизнеса, благодаря которым тысячи детей были вылечены. Также организация занимается поддержкой новых технологий, появляющихся в медицине.

Президент фонда «Линия жизни» Фаина Захарова рассказала о том, какие задачи стоят перед благотворительными фондами сейчас и о перспективах их деятельности в России.

— Фонду «Линия жизни» в июне исполняется 18 лет. Как вы начинали свою работу в благотворительности, как приняли решение, которое повлияло на вашу жизнь?

— Действительно, мой путь в благотворительность начался издалека. Сначала я работала в Научно-исследовательском институте охраны окружающей среды и занималась координацией деятельности заповедников и национальных парков. Ведь по образованию я географ. Моя диссертация была связана с ландшафтным картированием высокогорья. Нет такого заповедника на территории бывшего Советского Союза, где бы я не была: начиная от пустынь и до Камчатки, Чукотки. Работала на Кавказе, на Тяньшане, на Памире и в других уникальных природных экосистемах. Я создала карту своих поездок, у меня получилось 53 страны и практически все регионы России!

А в 1991 году я отправилась в первую международную экспедицию на остров Врангеля. Арктика, минус 35-38 градусов — самое счастливое время. Трудно себе представить, но это невероятная ледяная красота. Лед белый, матовый, как раковина, мощные дикие животные — белые медведи, овцебык — это очень красиво, это новое познание мира, жизни, себя. Условия жесткие, но ты ни минуты не сожалеешь — ведь то, что ты видишь вокруг, то, в чем ты участвуешь — это невероятно.

— Вас называют одним из создателей Всемирного фонда защиты окружающей природы WWF, это так?

— Совершенно верно. В это время как раз появился WWF — меня пригласили создавать эту организацию в России. Когда я начала работать во Всемирном фонде защиты природы, нас было всего 3 человека. Это тоже прекрасный огромный этап жизни: необыкновенные проекты по сохранению тигра, и проекты, связанные с заповедниками и национальными парками, и проекты по глобальному изменению климата. Я работала в WWF с 1994 по 2005 год. 

— А когда пришло время двигаться дальше и почему?

— Может быть, это звучит несколько высокопарно, но я — человек миссии, у меня всегда есть четкое ощущение, куда мне надо двигаться, и сбить меня с этого пути невозможно. Однажды я поняла, что, проработав в WWF десять лет, я сделала все, что могла, полностью решила внутренние и организационные задачи. Одновременно я почувствовала, что могу поднять новый проект. На мой внутренний запрос сразу пришел ответ — в 2005 году меня пригласили возглавить программу спасения тяжелобольных детей «Линия жизни».

— Что изменилось сегодня в работе благотворительных фондов? 

— Конечно, мировая ситуация, сначала с пандемией, потом с санкциями, наложенными на бизнес в России, отразилась и на нашей работе. Так, из-за сложной текущей обстановки, в конце марта 2022 года, глобальный и единственный производитель технологий для клеточной терапии онкологических больных и трансплантации костного мозга — немецкая компания Miltenyi Biotec перестала поставлять в Россию свою продукцию. В результате, маленьких пациентов, лишенных доступа к этим технологиям, врачи вынуждены будут лечить только высокодозной химиотерапией, что в абсолютном большинстве случаев приведет к их гибели. Запасов необходимых компонентов хватит всего на несколько месяцев. Поэтому сейчас наша задача привлечь средства, чтобы успеть помочь как можно большему количеству онкобольных детей, ожидающих клеточной терапии. 

К сожалению, многие крупные компании, которые были долгое время нашими партнерами и участниками корпоративного благотворительного клуба, ушли с рынка (нас покинули Мастер Кард, Хенкел, Лего, ISUS, pws). К счастью, многие остались. Наш фонд провел более 60 крупных ко-брендинговых акций в рамках социально-ориентированного бизнеса. Благодаря этим акциям тысячи детей были вылечены. Например, компания X5 Group специально для фонда разработала и выпустила собственную торговую марку — «Конфетка доброты». 5 рублей с каждого проданного леденца на протяжении уже нескольких лет перечисляется в фонд на реализацию медицинских программ. Благодаря небольшой конфетке 130 детей смогли получить необходимое дорогостоящее лечение.

И на сегодняшний день за моей спиной, если сможете себе представить, стоят более 50 тысяч детей, чьи жизни нам удалось спасти или качественно улучшить, благодаря нашей помощи. 

— Как вы оцениваете перспективы деятельности благотворительных фондов в России?

— Сейчас перед нами стоит важная задача — сделать благотворительность системной. Мы 18 лет спасаем детей и поддерживаем новые технологии, которые появляются в медицине. Благотворительный фонд — это, по сути, связующий пазл между государством, бизнесом и обществом. Наша экспертиза во взаимодействии между пациентами и медицинской системой востребована, она, как никогда, важна для оценки социального эффекта от деятельности благотворительных организаций в России. 

Этот социальный эффект благотворительности уже посчитан во многих странах. Для нашего же общества и системы традиционных ценностей это пока звучит вызывающе. 

При этом мы хотим, чтобы благотворительность стала образом жизни. Когда ребенок с детства воспитывается в понимании того, что он должен помогать, в меру своих возможностей, сделать мир лучше и добрее, то дети, выросшие на таком воспитании, начинают помогать не эмоционально через порыв, а осознанно.

Оцените материал

Источник aif.ru