Домой Россия Снова страсти по «железному Феликсу»

Снова страсти по «железному Феликсу»

2
ПОДЕЛИТЬСЯ

Позволит ли референдум по памятнику на Лубянке избежать раскола общества?

Движение «Возвращение»&nbsp

Снова страсти по «железному Феликсу»

Московская городская дума приняла решение провести референдум о судьбе памятника на Лубянской площади. Об этом заявил председатель столичного парламента Алексей Шапошников, не назвав ни даты, ни точного формата проведения референдума. В нынешних условиях решение Мосгордумы нельзя признать удачным. Конечно, если при этом не предполагается проведение каких-либо предварительных действий информационного или даже организационного характера.

Я убеждён, что если референдум пройдёт без всякой подготовки с включением нескольких кандидатур (называются варианты памятников святому благоверному князю Александру Невскому, Ивану Великому и Юрию Андропову), то большинство проголосует за возвращение «железного Феликса».

Во-первых, многие москвичи ещё помнят, как на Лубянской площади стоял памятник Евгения Вучетича. Во-вторых, в обществе есть очевидный запрос на укрепление государственности и великодержавия, на беспощадную борьбу с коррупционерами и казнокрадами, на реставрацию советских образов и символов, напоминающих времена, когда наше Отечество было супердержавой.

Варианты памятника на Лубянке выглядят как-то искусственно. Видимо, при обсуждении прозвучали имена св. Александра Невского (в связи с 800-летием со дня рождения), Ивана Великого и Юрия Андропова. Ведь могут быть и другие варианты, куда более убедительные. Например, во время декабрьского обсуждения этой темы на РНЛ Леонид Болотин предложил вернуть Лубянской площади первозданный вид. Как известно, памятник «железному Феликсу» появился во времена Хрущёва. А до этого Лубянскую площадь украшал фонтан скульптора Джованни Витали, установленный там в 1835 году и находящийся сейчас перед зданием президиума РАН. Конечно, это совсем несимволическое решение проблемы Лубянки, но за этим стоит идея возвращения к исконности и аутентичности. По крайней мере, в качестве варианта это стоило бы включить для выбора горожанам.

Впрочем, как правило, в нашей истории вопрос о памятниках и топонимике не решался на референдумах. Большевики ни с кем не советовались, переименовывая улицы и города, снося памятники царям и «их сатрапам». Не было никаких референдумов в Ленинграде в 1944 году, когда после прорыва Блокады, в условиях победоносной эйфории, целому ряду центральных улиц были возвращены их исторические названия. Вновь Невский проспект стал Невским проспектом, а Дворцовая площадь – Дворцовой площадью. Похоже на то, что уже принято решение о возвращении «железного Феликса», которое хотят легитимизировать при помощи процедуры референдума.

Однако, референдум предлагается провести в условиях, когда в обществе нет единства. Если большинство проголосует за возвращение «железного Феликса», то останется недовольное меньшинство. Это и либералы, которые ратуют за то, чтобы оставить площадь в нынешнем виде, т.е. в виде памятного места, обличающего наши спецслужбы, как инструмент антинародной деятельности. Это и те, кто призывают рассмотреть альтернативные варианты.

Читая социальные сети и телеграм-каналы, можно заметить, что православные агитируют за появление на Лубянской площади памятника Ивану III. На мой взгляд, это совершенно тупиковая идея, которая приведёт к тому, что православные окажутся в меньшинстве, что даст лишний повод нашим врагам позлословить на тему реального веса православных в обществе.

Иван Великий, конечно, заслуживает мемориализации в Москве. Почётный титул «Великий» Великий князь получил за поистине величайшие деяния, совершённые им как главой государства Российского. При нём Москва объединила практически все русские княжества в единое Московское государство. Его трудами и подвигом была окончательно ликвидирована зависимость Руси от Золотой Орды. Он всячески подчёркивал правопреемство Москвы от Ромейской Империи, Москва уверенно входила в права Третьего Рима. Наконец, при нём была укреплена Церковь и разгромлена ересь жидовствующих.

Словом, заслуг у Ивана Великого перед нашим Отечеством великое множество. И ему нет ни одного памятника в Москве. И это, действительно, несправедливо.

Но в нынешних условиях, я убежден, нет никаких шансов, что на Лубянской площади появится памятник именно Ивану Великому. Если, конечно, референдум будет проходить без соответствующего информационного сопровождения, когда на общественное мнение попытаются оказать влияние какие-то авторитетные люди нашего общества. Например, если вдруг о своих предпочтениях не в пользу Феликса выскажутся Владимир Путин и Святейший Патриарх Кирилл, известные мастера культуры, заслуженные деятели науки, врачи. Но, судя по всему, этого ожидать не приходится. А без такого информационного влияния, я убеждён, что большинство москвичей проголосуют за возвращение на Лубянку «железного Феликса». Впрочем, повторюсь, возможно, власти хотят именно такого результата.

Можно ли решить проблему мемориализации Лубянской площади без раскола общества. Думаю, можно. Выходом, не раскалывающим общество и не обессмысливающим это важное место в Москве, стала бы реализация идеи, высказанной протоиереем Николаем Булгаковым при обсуждении этой проблемы в декабре на РНЛ. Отец Николай предложил установить на Лубянской площади памятник разведчикам. Монумент «бойцам невидимого фронта» — разведчикам, контрразведчикам и другим представителям спецслужб, которые защищали наше Отечество не только в постсоветское и советское время, но и в дореволюционную эпоху, не дал бы возможности расплескаться страстям, оставил бы за бортом общественного согласия разве что неисправимых либералов. И логично было бы, чтобы конкурс на создание такого памятника объявила именно Федеральная служба безопасности.

На Лубянской площади справедливо было бы видеть памятник именно сотрудникам спецслужб, а не каким-то историческим деятелям, которые, несомненно, заслуживают памяти народной, таким как святой благоверный князь Александр Невский или Государь Иван Великий. Им стоило бы поставить памятники в Москве, но в других местах, которые ассоциировались бы только с ними.

P.S: Впрочем, я лично не вижу трагедии, если на Лубянку вернётся и «железный Феликс». Всё-таки памятники живут своей жизнью, порой олицетворяя те идеи, которые были чужды герою памятника. Ярчайший пример — памятники Ленину на Украине, которые превратились со временем в символы русского присутствия, а потому неистово уничтожавшиеся необандеровцами.

Анатолий Дмитриевич Степанов, главный редактор Русской народной линии, председатель Русского Собрания

Источник: ruskline.ru