Домой Россия Усиления не было. Александр Хинштейн о том, кто отвечает за охрану моста

Усиления не было. Александр Хинштейн о том, кто отвечает за охрану моста

7
ПОДЕЛИТЬСЯ


Сюжет ЧП на Крымском мосту

Уже вовсю на разных уровнях обсуждается, кто «проспал» диверсию на Крымском мосту. Многие обвиняют в этом Росгвардию: мол, не так досматривали машины и пропустили фуру со взрывчаткой. Однако, как выяснилось, это не так.

Кто отвечает за охрану моста, aif.ru обсудил с главой комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, в прошлом советником директора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ Александром Хинштейном.

Екатерина Барова, aif.ru: Александр Евсеевич, как так получилось: стратегический объект, а Росгвардия за его охрану не отвечает?

Александр Хинштейн: Когда готовилось решение об охране Крымского моста, Росгвардия официально, и это документально зафиксировано, предлагала взять полностью — включая и наземную, и водную часть — под охрану этот объект. Такой опыт у ведомства имелся: ранее внутренние войска успешно охраняли железнодорожные мосты на Транссибе и БАМе. Но Минтранс, в лице тогдашнего руководства, убедил правительство в том, что справится с этой задачей самостоятельно. В результате был издан нормативный акт, правительство утвердило требования к обеспечению безопасности моста, определяющие зоны ответственности каждого из ведомств. (Два года назад были утверждены «Особенности защиты от актов незаконного вмешательства объектов транспортной инфраструктуры, вокруг которых устанавливаются зоны безопасности» (п/п от 29.09.2020 N 1566). Этот документ четко разграничил зоны ответственности по охране Крымского моста.) Поэтому охрану непосредственно автотранспортного и железнодорожного перехода возложили на ведомственную охрану Минтранса России и на ведомственную охрану Желдора (агентства железнодорожного транспорта). На Росгвардию возложена только охрана акватории моста — водная и надводная часть. Проще говоря, непосредственно море.

— То есть, это опоры моста?

Именно так. Любое плавстредство, надводное или подводное, любой пловец — подходы для них к опорам будут пресечены. Для того, чтобы эту задачу выполнить, в Росгвардии сформирована и действует Крымская бригада. Защита же моста от атак с воздуха (с помощью ракет , беспилотников и т.д.)— это зона ответственности Министерства обороны.

— Вы говорите, что с начала СВО Минтранс не ввел усиленный режим охраны. А Росгвардия ввела?

— Да, ввела. И Росгвардия среагировала на взрыв незамедлительно, а он произошел в 5:50 утра. При том, что сигнала тревоги в бригаду Росгвардии не поступило. Хотя на въездах на мост установлены тревожные кнопки.

— А как так получилось, что тревожную кнопку не нажали, зато видео с камер очень быстро утекло в Сеть? Это же тоже вопрос безопасности?

— Конечно, отчасти это вопрос безопасности. Хотя само по себе в таком факте утечки видео я не вижу каких-то последствий, которые могут наступить. Как профессиональный журналист, а не только как законодатель, я понимаю значимость этой информации для общества. Но то, что записи с различных систем видеонаблюдения утекают — действительно проблема. И если это повлечет в какой-то момент за собой последствия — скажем, приведет к срыву расследования уголовного дела или к чему-то ещё, тогда надо будет делать выводы. То есть нужно идти от конкретного преступления. Я думаю, что это проблема не технической безопасности, а человеческий фактор, когда просто продают такое видео.

— Будут ли в Госуме поднимать вопрос, чтобы хотя бы на будущее сделать выводы по усилению охраны моста?

— Я думаю, что это вопрос не законодательного урегулирования, а именно исполнения действующих норм. Потому что все решения были приняты постановлением правительства. И тому же Минтрансу не нужно было от нас ждать принятия какого-то закона, для того чтобы изменить категорию. Закон о транспортной безопасности говорит, что на объектах транспортной инфраструктуры должны быть определены категории безопасности. А их всего пять — чем меньше, тем она выше. Самая защищенная — номер один. Крымский мост имеет категорию номер два и она не изменилась с 24 февраля. Минтрансу ни что не мешало самостоятельно, поскольку это их исключительные полномочия (так говорит закон), это изменить. Крымский мост — остался объектом транспортной инфраструктуры 2-й категории. Хотя, если бы мост перевели в 1-ю категорию, досмотр транспорта (уж, как минимум, грузового!) велся бы не выборочно, а тотально.

Очевидно, что сейчас по итогу произошедшего будут сделаны выводы. Все эти ошибки и просчеты необходимо понимать не для того, чтобы искать «крайних», а в первую очередь — во избежание новых терактов. Надо не посыпать голову пеплом, а делать соответствующие выводы.

— У Росгвардии хватит сил взять и сухопутную часть моста под охрану?

— Если говорить о технических возможностях, то Росгвардия в состоянии обеспечить полную безопасность. Но для этого потребуется дополнительная численность, создание там дополнительной базы. Но первоначально это можно разместить на базе крымской бригады Росгвардии.

Если говорить о том, брать ли Росгвардии под охрану мост полностью, то это ведомство, напрямую подчиненное президенту, и решение, на мой взгляд, о таком стратегически значимом объекте должно принимать руководство страны. Тем более, что Крымский мост не просто объект инфраструктуры, а все-таки один из символов современной России.

Взрыв на Крымском мосту. Кадры с места ЧП

© РИА Новости / Елена Иванова

© РИА Новости / Елена Иванова

© Скриншот из видео Ruptly

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© РИА Новости / Константин Михальчевский

© РИА Новости / Елена Иванова

© РИА Новости / Елена Иванова

© Скриншот из видео Ruptly

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© Кадр YouTube

© РИА Новости / Константин Михальчевский

Оцените материал

Источник aif.ru